КПРФ РУСО М О Л О Д Е Ж И - О М А Р К С И З М Е
М О Л О Д Е Ж И - О М А Р К С И З М Е PDF Печать E-mail

2013-11-05 М О Л О Д Е Ж И - О М А Р К С И З М Е


(для тех, кто хочет быть умным)

С.И.РУДАКОВВОРОНЕЖ – 2013


В брошюре в популярной форме излагаются великие идеи марксизма, которые составили научную революцию в общественных науках в середине Х1Х в. Автор пытается показать, что всякий уважающий себя молодой человек должен владеть основами научного обществоведения. Главные проблемы жизни современного общества и человека невозможно решить без марксизма.

Брошюра будет интересна всем, кто пытается разобраться в сложных вопросах бытия человека.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ …………………………………………..

ГЛАВА 1. Почему философию изучают все

1. Как называется марксистская философия

2. Что есть мир

3. Знаем ли мы, каков мир на самом деле

4. Кто боится противоречий

5. Почему ребенок начинает мыслить

6. Есть ли логика в развитии общества

7. Что такое демократия

8. Почему не любят воспитание

9. Правда ли, что «чужая душа – потемки»

10. Какие «корпоративы» у человека главные

ГЛАВА 2 Что значит «стать богатым»

1. Товар как куколка богатства

2. Тайна капитала, или что продает работник хозяину

3. Почему капитализм заканчивается

4. Что открыл Ленин в политэкономии капитализма

5. Глобальный капитал – последняя драма товара и денег

ГЛАВА 3 Коммунизм – это не утопия

1. Что такое коммунизм

2. Кому страшна диктатура пролетариата, и чем отличается революция

от рождения ребенка

3. Величие Парижской Коммуны

4. Первая победившая социалистическая революция

5. Почему случилась буржуазная Реставрация в СССР

6. Мир готовится стать коммунистическим

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В начале 70-х гг. ХХ века автор этих строк, сельский мальчишка-школьник, стал задаваться вопросами, как устроен мир, почему люди ссорятся и почему нельзя достичь человеческой гармонии в жизни. Эта дорога привела его на философский факультет Московского университета. Учеба была непростой во многих отношениях – и, главное, потому, что занималась заря будущей перестройки, ставшей буржуазной Реставрацией, что еще более запутывало молодые головы.

Но чудо свершилось, и поиски привели молодого человека в храм настоящей Науки, способной объяснять человека и общество. Этой наукой является марксизм. Каждый, кто заинтересован в объективном постижении Истины, сегодня либо уже марксист, либо тяготеет к нему.

В прошлом году на меня произвел колоссальное впечатление один случай. Я привел младшего сынишку семи лет к логопеду и был потрясен методикой, которую использовала опытная педагог-психолог. Она опиралась на методологию, открытую впервые К. Марксом и Ф. Энгельсом, а затем реализованную в психологии Л.С. Выготским, П.Я. Гальпериным, А.Н. Леонтьевым, Ж. Пиаже.

Сегодня нельзя решать главные проблемы бытия человека и общества, не владея открытиями марксизма. Можно, конечно, быть фаталистом и катиться по воле волн человеческого океана. Можно быть и волюнтаристом, бьющимся головой о бетонную стенку. Но, как говорил великий голландский философ Бенедикт Спиноза, надо не плакать, не смеяться, а понимать.

К сожалению, советский марксизм делал лишь подготовительную работу, чтобы взобраться на вершину марксизма-ленинизма. Но сам этой вершины так и не достиг. Первые зрелые советские марксисты – такие, как В.В. Орлов, В.А.Вазюлин, - никогда по-настоящему не признавались официальной советский философией. А в политэкономии и политологии величин, равных им, пожалуй, и не было.

Вот почему в 90-е гг. произошел настоящий курьез в философии, когда академик Т.И.Ойзерман, по учебнику которого - «Основы формирования философии марксизма» - все мы учились, вдруг выступил с критикой марксизма как утопической теории и оказался уровнем гораздо ниже нашего

любимого логопеда.

Конкретные психолого-педагогические методики достигли таких ошеломительных успехов, что посрамили вчерашних академиков. Знаменитый эксперимент философов, педагогов, психологов со слепо-глухо-немыми детьми, дал блестящие результаты, подтвердив идеи марксизма.

Два издания наших «Основ современного марксизма» \в 2007 и 2009 гг.\ в условиях больших пробелов в образовании нынешней молодежи обнаружили

серьезный недостаток этих книг: они были очень тяжелы и абстрактны для начинающих изучать общественные науки. Между тем потребность в максимально доступном материале растет на глазах. Поэтому в данной брошюре мы попытаемся буквально на пальцах показать, какую революцию в общественных науках совершил марксизм.

ГЛАВА 1. ПОЧЕМУ ФИЛОСОФИЮ ИЗУЧАЮТ ВСЕ

1. Как называется марксистская философия

Всякий научный переворот всегда подготавливается вначале философией. Философия – первая и важнейшая часть марксизма. Карл Маркс \1818 - 1883\ и Фридрих Энгельс \1820 – 1895\ в начале своего творческого пути совершили научную революцию в философии, которая предопределила крупнейшие открытия в других общественных науках.

Но прежде, чем говорить о марксизме, ответим на вопрос, почему философию изучают на всех факультетах, и студенты, и аспиранты. Все дело в специфике философии. Она рассматривает мир в целом, выявляя наиболее общие законы природы, общества, мышления. Тем самым, философия соприкасается со всеми другими частными науками, исследующими частные закономерности развития отдельных фрагментов действительности. Философия имеет дело со всеобщим – всеобщими законами бытия.

Что есть все, или что есть мир, в котором человек выступает частью? Философия развивалась веками и тысячелетиями, но долгое время лишь выкристаллизовало к середине Х1Х века 4 основных подхода к этой

проблеме. Материалисты сводили мир к телесной, вещественной субстанции– от воды древнего философа Фалеса из Милетской школы и атомов Демокрита до Природы как таковой во французской философии ХУШ в.

Субъективные идеалисты сводили мир к ощущениям и мыслям отдельного индивида, а мир вне его представлялся некоей вещью-в-себе: он и существует вне нас, и непостижим \а, следовательно, его как бы и нет\ одновременно. От древних философов Зенона и Сократа до классиков субъективного идеализма - Юма, Беркли, Канта – субъективный идеализм совершенствовал свою логику.

Объективные идеалисты понимали мир как проявление некоей надындивидуальной Идеи, Духа. От наивного числа Пифагора и идей Платона объективный идеализм развился до абсолютной идеи Гегеля в немецкой классической философии. Идея порождает все. В своих творениях она познает себя и, познав, возвращается в себя на новом уровне.

Антропологический материализм пытается низвергнуть этот заоблачный Дух, заявляя, что абсолютная Идея есть сущность человека, оторванная от него и вознесенная на небо. Это направление, развивавшееся в древности Гераклитом и Эпикуром, достигло расцвета в классической буржуазной философии у Фейербаха.

За этими философскими направлениями, последовательно сменявшими друг друга, стояла одна проблема, которую только марксизм впервые обозначил как основной вопрос философии. Это проблема отношения материи и духа. Уже в древности мыслители заметили качественную

противоположность объективной и субъективной реальности, предмета и мысли о нем. Но в таком случае встает вопрос: а что же есть то всеобщее, которое стремится постичь философия? Есть ли это одна субстанция, и, если одна, то какая – дух или материя? Или, может быть, таких субстанций две или много?

Старые материалисты сводили мир к одному материальному началу. Древние таковыми брали воду, воздух, огонь. Философы Нового времени, принесшего с собой машинное производство, рассматривали мир как Природу в целом. Но вставала проблема, а как же дух? Что есть он в этой материалистической матрице? И они сводили его к одной из форм проявления материи. Душа – это круглые, теплые атомы, считал Демокрит. А

французские материалисты сводили сознание к функции мозга.

Идеалисты сводили мир к Духу, вознося его на божественную высоту. Но поскольку философ-идеалист живет на грешной земле, он неизбежно должен перейти от духа к пассивной \с точки зрения идеалиста\, неодушевленной материи. Так, Идея порождает у Гегеля свое инобытие – материю, затем переходит в человека и общество и, познав самое себя в своих творениях, возвращается по спирали в себя.

Если у материалиста все есть материальное \и даже дух\, то у идеалиста мир есть дилемма, диалог, противоречие духа и материи. Поэтому идеалисты всегда были диалектиками, а материалисты метафизиками, которые не понимали противоречия материи и духа. Во всей мировой философии до середины Х1Х века в. материализм был велик тем, что сводил мир к естественному началу, но он был настолько односторонен, что не замечал диалектики материи и духа. Зато идеализм дал миру законы диалектики, но оторвал дух от земного человека и приблизил его к богу, покинув тем самым естественную почву.

В середине Х1Х в. Маркс и Энгельс совершают главную научную революцию, которая когда-либо была в науке. Они углубляют материализм до диалектики. Так возник диалектический материализм. Мир есть объективная реальность, материя, но сознание как свойство материи – нематериально \идеально\. Дилемма старого однобокого, метафизического материализма и оторванного от земной основы диалектического идеализма была преодолена. Тайна духа была раскрыта не на небесах, а в реальном человеке, в его реальной деятельности. Как же удалось соединить материализм и диалектику Марксу и Энгельсу?

Был углублен материализм. До Маркса и Энгельса все философы – и материалисты, и идеалисты – считали, что сущностью человека является сознание. Причем материалисты не видели в этом противоречия со своим исходным материалистическим принципом, поскольку сознание для них было материальным свойством. На самом деле сознание нематериально, а сущностью человека, как показали впервые Маркс и Энгельс, является материально-предметная практика. Другими словами, человек – уникальная предметность, и только поэтому у него появляется дух. Вот почему логопед

помогает ребенку, прежде всего, овладеть предметными действиями в игре с кубиками, а уже потом собственно речевыми навыками. В первой половине

ХУ1 в. Н.Коперник вопреки общепринятым представлениям открыл, что не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля вокруг Солнца. Так и Маркс с Энгельсом в корне изменили взгляд на человека, впервые показав, что не сознание является сущностью человека, а его уникальная человеческая предметность.

2. Что есть мир?

Чтобы сделать свое великое открытие в философии, марксизм объяснил мир как единую материальную субстанцию. Мир есть объективная реальность, которая отображается в человеческом сознании. Мир это не вода \точнее, не только вода, это не атомы \точнее, не только атомы\ и даже не Природа сама по себе, как считали французские материалисты. Это – объективная реальность, отражаемая в идеальном сознании.

Обычно мы определяем любое понятие через более широкое понятие: например, стол – это деревянный предмет, который отличается от всех других деревянных предметов тем-то и тем-то. Такой тип определений называется определениями через род и видовое отличие. Для объективной реальности, обозначаемой в философии понятием материя, нет более широкого понятия. Поэтому она определяется через свое, но противоположное себе свойство – через идеальное сознание. Мир есть бесконечно разнообразная объективная реальность. Энгельс, полемизируя с мелкобуржуазным социалистом Дюрингом в своей знаменитой работе «Анти-Дюринг», писал, что единство мира состоит в его материальности «и доказывается не парой фокуснических фраз, а долгим и трудным развитием естествознания» \т.20 с.43\. Многовековая история науки и философии показывает, что человек все глубже проникает в законы этой объективной реальности, покоряя космос, раскрывая тайны микромира, психики человека.

Так ли уж важно сегодня говорить о материальности мира, когда на Западе все больше говорят о субъективности восприятия мира человеком, когда религия завлекает в свои храмы все больше людей? Ответить отрицательно на этот вопрос – значит отказаться от технического и социального прогресса. Разве мы летали бы сейчас на сверхскоростных лайнерах, покрывая за считанные часы тысячи километров, если б не знали объективных законов тяготения материальных масс и законов аэродинамики. Можно как угодно уповать на волю божью, но ведь сам человек должен оторваться от земли, и ему на это потребовались тысячелетия. А сколько болезней мы еще не можем вылечить у человека, поскольку не понимаем объективную природу человеческого существа во всей его сложности.

В мире частной собственности и узкокорыстных интересов человек не может до конца воспринять идею бесконечной материи и конечность своего существования. Он судит ограниченными своим огородом мерками. Однако сегодня, когда началась космическая эпоха, ни платоновским идеям, ни божественному существу не остается места во вселенной.

У Материи как единой и бесконечной объективной реальности есть всеобщие свойства, без которых ее не было бы. Это движение, пространство, время. Если мысленно допустить, что материя не движется, она превратится в ничто. Ведь каждый объект – это система взаимодействующих, а значит движущихся элементов. Диалектический материализм говорит о том, что основными формами движения материи являются механическая, физическая, химическая, биологическая и социальная формы. Эта классификация была дана Энгельсом. Ученые сегодня обсуждают возможности и других форм движения материи. Но ясно одно. Каждому структурному уровню объективной реальности соответствует своя форма движения. Формой движения человека является его социальная деятельность – материально-предметная активность, на основе которой вырастает целый комплекс духовной деятельности. Более высокая форма движения материи основывается на более низких, но не сводится к ним. Вот почему неправ фрейдизм, который пытался свести человеческое поведение к биологическим, сексуальным потребностям. В человеке есть биологическое, но сущность его социальна.

Движение очень «хитрое» свойство. Оно противоречиво, что заметил еще древний мыслитель Зенон Элейский. Если движущийся объект проходит каждую точку на своем пути, то, заходя в эту точку \допустим А \, он покоится в ней или движется? Раз заходит, то какое-то мгновение покоится. Отсюда все движение превращается в сумму точек покоя. И Зенон делал такой вывод, что все есть покой, а движение – это лишь наша видимость. На самом деле движение есть неразрывное единство изменчивости и устойчивости, прерывности и непрерывности. В движении есть относительный момент покоя. В противном случае, начав двигаться, объект улетал бы мгновенно в бесконечность. О противоречивости движения говорит и такой пример. Когда вам по-настоящему 20 лет – в первый день 20-летия или в последний? Вроде бы в первый. Но ведь вы еще почти 19-летние. Тогда в последний, но вы тут превращаетесь в 21-летних. Тогда что же такое 20-летие? Оказывается, движение – это процесс. Любое состояние материального объекта – это изменение, движение, процесс. Поэтому когда мы замечаем изменения в себе, окружающих, им не надо удивляться как чему-то ненормальному. Они – проявления всеобщего закона движения. Увы, отсюда же следует и объективная природа смерти живого, когда-то народившегося существа.

Движение проходит в пространстве и времени. Пространство и время – это не вместилища для материальных тел, а есть форма их проявления. Материальные объекты не могут существовать, не будучи координированы друг относительно друга. У каждой формы движения материи свои

пространственно-временные особенности. Свойством времени является его необратимость – вот почему вернуться в молодость из старости еще никому не удавалось.

Социальная форма движения материи вырастает закономерно из многослойного материального мира. Открытие Ч. Дарвиным эволюции видов послужило одной их научных предпосылок возникновения диалектического материализма.

3. Знаем ли мы, каков мир на самом деле

Можно ли утверждать, что мир познаваем? Вот эта красная книга – она сама по себе такова, или наш глаз делает ее таковой? Существовало и существует в немарксистской философии направление, которое отрицает познаваемость мира. Оно называется агностицизм и развивается всегда в русле субъективного идеализма.

В научной философии диалектического материализма исходный тезис гласит: практика есть источник, основа и критерий научного познания. Это означает, что в практической жизни рождается научная проблема, а не из чистого, абстрактного любопытства. Практика же представляет ресурсы для ее разрешения. И практика же подтверждает или опровергает полученное знание. Так, в периодической системе химических элементов, открытой Дм.И.Менделеевым, пустовали отдельные клетки, хотя теория говорила, каковы должны быть элементы в этих пустующих клетках. И впоследствии такие элементы были открыты. Парадокс познания состоит в том, что, чем больше мы знаем, тем больше растет граница с непознанным в силу бесконечности материи. Но это не мешает нам на практике добиваться новых результатов.

Наука – историческое явление. Первые астрономы появились в глубокой древности, так как надо было как-то ориентироваться мореплавателям. Политэкономия капитализма появилась с зарождением буржуазных отношений в ХУ1-ХУП вв. А вот психология фактически появилась только в Х1Х веке. А сколько еще не существует научных дисциплин, без которых человечество не будет обходиться в будущем!

Познание – очень сложный процесс. Оно начинается с чувственных ощущений, восприятий и представлений. Без чувственной связи познающего субъекта с окружающим миров невозможно никакое познание. Но собственно знание начинается с рационального оперирования понятиями. Понятие – логическое отражение существенных свойств предмета, которые нельзя потрогать и понюхать. Понятия складываются в умозаключения. Правила рассуждения, или перехода от одного умозаключения к другому, изучает формальная логика, которую как науку создал самый универсальный ум древности – Аристотель, учитель Александра Македонского. Формальная

логика запрещает выводы типа «Если пришла зима, то начинаются морозы. Ударили морозы. Следовательно, пришла зима», потому что заморозки могут быть и весной, и осенью.

Умозаключения вырастают в теорию, объясняющую то или иное явление мира. Теории создаются на эмпирическом и теоретическом уровне. Например, законы И.Ньютона – это эмпирические законы, они непосредственно опираются на чувственное созерцание. Теоретический уровень предполагает такой уровень абстрагирования \мысленного отвлечения от реальности\, когда апелляция к чувственному наблюдению носит очень и очень отдаленный, опосредованный характер. На теоретическом уровне рациональное познание зачастую внешне противоречит чувственному наблюдению. Так, на поверхности кажется, будто все товаровладельцы в рыночном обществе равны друг другу, а в сущности оказывается, что один эксплуатирует другого.

У эмпирического и теоретического познания свои методы. Методами эмпирического познания являются наблюдение, описание, эксперимент, моделирование. Сюда же относятся и такие общенаучные методы, как системно-структурный, сравнительный, все законы формальной логики и др. К методам теоретического познания относятся принципы, вытекающие из диалектики \диалектической логики\, методы восхождения от абстрактного к конкретному, единства исторического и логического, а также методы специфические для каждой из наук в отдельности.

Первая наука зародилась в древности, окончательно приобрела этот статус в Новое время. Но зрелой, подлинно теоретической наука стала со вступлением машинного производства в зрелую фазу в середине Х1Х века, когда завершается промышленный переворот. Именно тогда появились открытия закона сохранения и превращения энергии, открытие клеточного строения живых существ, теория эволюции видов, открытие диалектического материализма.

4. Кто боится противоречий

Третьей важнейшей частью общей философии после онтологии \учении о мире\ и гносеологии \учении о познании\ является диалектика, или учение о развитии. Мы уже видели, как противоречиво внутри себя движение. В этой «хитрости» развития состоит еще одна загадка бытия. Как из простого возникает сложное, как из неживого рождается живое, как возникает человек – это важнейшие вопросы для философии.

В домарксистской философии диалектиками были, как уже сказано выше, философы-идеалисты. Великий немецкий философ Гегель открыл законы диалектики. Первый из них – закон перехода количественных изменений в качественные и обратно. Мы не можем мгновенно изменить тот или иной

предмет или явление. Сначала предмет изменяется чисто количественно – например, вода постепенно нагревается. Накапливаясь, количественные изменения достигают критической точки – следует качественный скачок, и на смену данному качеству приходит новое качество. Вода, нагреваясь, достигает пика, и кипение есть тот качественный скачок, который превращает воду в пар. Метафизик \то есть человек, не понимающий этой диалектики, антидиалектик\ пытается отрицать качественный скачок и говорит, что на самом деле все есть постепенные количественные изменения, а пар отличается от воды лишь количественно большими расстояниями между молекулами. Все правильно, но с одной большой разницей – пар имеет другие свойства, нежели вода. «Прерывы постепенности», которые открыл Гегель и о которых любил говорить Ленин, - важнейшая особенность бытия. В практике революционного движения вредно как забегание вперед, минуя необходимые количественные и постепенные изменения \говоря словами Ленина, «детская болезнь левизны в коммунизме»\, так и недооценка необходимых качественных скачков \правая болезнь соглашательства и постепеновщины, правый оппортунизм\. В широком смысле слова качественный скачок есть всякое революционное возникновение нового качества от рождения ребенка до рождения нового общества.

Еще более глубоким диалектическим законом является «суть и ядро» диалектики, по словам Владимира Ильича Ленина, - закон единства и борьбы противоположностей. Всякая сущность есть противоречие. Возьмем, например, капитал. Он есть единство живого труда, совершаемого рабочим, и овеществленного в средствах производства труда, принадлежащего капиталисту. Капитал есть раздвоенная в себе сущность, в которой труд создает капитал, а капитал создает труд, так что они вновь и вновь должны на рынке сходиться вместе и начинать процесс труда. Чем больше один полюс, тем сильнее он зависит от другого. Убери одну сторону, разрушится вся сущность. Метафизик же боится противоречий, стремится их избежать как чего-то плохого. Здесь отсылаем молодого читателя к классической критике Марксом мелкобуржуазного идеолога Прудона в «Нищете философии». На самом деле противоречие – это внутренний механизм развития. На каждом уровне материи – свои противоречия: единство прерывного и непрерывного, ассимиляции и диссимиляции, единство противоположных классов в обществе. Поэтому противоречий следует не бояться, а раскрывать их и использовать для развития того или иного процесса. Ниже мы рассмотрим диалектику нынешнего процесса Реставрации капитализма в России.

Третьим законом диалектики является закон отрицания отрицания, который устанавливает преемственность между старым и новым в развитии. Метафизика либо все сводит к старому, либо, наоборот, чрезмерно отрывает новое от старого. На самом деле новое, вырастая из старого, диалектически отрицает его – отбрасывая старое, новое удерживает момент старого в себе. Диалектика движения от старого к новому содержит в себе два

противоположных момента: повторяемости, кругообразности и момент прямолинейного отрицания новым старого. Единство этих обеих противоположностей превращает направленность развития в диалектическую спираль: новое отрицает старое, но затем в свою очередь отрицается другим новым, которое отрицает упрощенное отбрасывание старого на первом этапе и «как бы возвращается» к исходному старому. Диалектическая спираль далека и от примитивной кругообразности \»ничто не ново под луной»\, и от односторонней прямолинейности. Движение вперед очень непросто. Вот почему в ходе социалистического строительства в нашей стране приходилось сначала использовать политику «военного коммунизма», затем переходить к НЭПу, затем вновь усиливать административные рычаги управления. Диалектическая спираль настолько коварна, что подобно желобу в санном спорте может выбросить с исторической дорожки не в меру горячего ездока.

Диалектика не исчерпывается тремя законами. Существует несколько пар категорий, отражающих разные стороны всеобщей обусловленности событий в процессе развития. Важнейшими среди них являются необходимость и случайность, причина и следствие, возможность и действительность, сущность и явление, содержание и форма, целое и часть, общее, особенное и единичное. Метафизика разрывает эти противоположности, пытаясь все свести либо к необходимости \отсюда позиция фатализма\, либо к случайности \позиция волюнтаризма и индетерменизма\. На самом деле одно существует через другое: необходимое всегда проявляется в случайной форме, а случайность содержит в себе момент необходимости. Метафизик, писал Энгельс, рассуждает по принципу «или-или, а что сверх того, то от лукавого»: или необходимость, или случайность. На самом деле все глубже и сложнее. Так, монета, выпадая то орлом, то решкой, создает иллюзию чисто случайных событий. Но если монету выбросить миллион раз, то обнаружится некая закономерность – вероятность выпадения той или иной стороны равна 1\2. Значит, в случайном событии есть момент необходимости. Вот почему нельзя нынешнюю буржуазную Реставрацию в стране считать чисто случайным событием. Такое понимание было бы однобоким и упрощенным. Нельзя быть революционером и не быть диалектиком. Диалектика есть «хитрая» душа любого сложного развития в обществе. Нельзя без диалектики понять главную философскую проблему – отношение материи и ее идеального свойства – сознания.

5. Почему ребенок начинает мыслить?

Философия стала зрело научной, как только объяснила загадку человеческого существования. Если человек – часть материи, то как и почему возникает нематериальное \идеальное\ свойство сознания. Идеальность – это некое «неземное» свойство в том смысле, что оно не есть объективная

реальность. Оно есть, и его нет одновременно. «Неземной» характер духа рождал идеалистические и религиозные концепции, возносящие дух на небо, сближающие и отождествляющие дух с богом. А на самом деле – и Фейербах был прав, показав спекулятивный характер идеалистической философии – загадка состоит в самом человеке. Человек – настолько уникальная материя, что у нее появляется дух.

Материи наряду с движением, пространством и временем присуще еще одно всеобщее свойство – отражение. Оно состоит в том, что при взаимодействии тел и явлений друг с другом, свойства одного отражаются в изменениях другого. Так, по оставленному следу на снегу мы можем судить о том, кому он принадлежит – что, например, в следственной практике очень важно. По генетической программе ребенка мы можем судить о генетике родителей и т.д. На каждом структурном уровне материи существуют свои особенности отражения. В живой природе, где существа начинают перемещаться в пространстве и времени, появляется психика, позволяющая живому субъекту удерживать сложные комплексы материальных объектов, отражающихся друг в друге. Знаменитые опыты И.П.Павлова показывают, что психика собаки в идеальной форме \зародыш сознания\ фиксирует связь подаваемого сигнала и последующего поступления пищи.

Объективное отражение на уровне человека качественно сложнее. На уровне материальных взаимодействий \вне всякого сознания\ возникают сложнейшие цепочки, которые в итоге превращают психику в сознание. В предметно-трудовой деятельности человек через орудие труда воздействует на природу. В этой цепочке рука, лопата и земля отражаются друг в друге объективно: в округлом древке видна рука, а в лезвии лопаты – почва. Когда развивается \в филогенезе и онтогенезе\ такая объективная цепочка, живой субъект пытается психически удержать эту цепочку в голове. Появляются понятия, которые фиксируют существенные свойства \общие и необходимые\ всех элементов этой связи.

Современная научная психология базируется на этом материалистическом понимании сознания. Дух рождается из предметной деятельности человека. Знаменитая теория поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина, чьим студентом мне посчастливилось быть в свое время, раскрывает механизм перевода внешних предметных действий во внутренний идеальный план. Так, чтобы научить ребенка считать палочки, ребенка заставляют на первом этапе рукой перекладывать их из кучки в кучку, при этом громко проговаривая «один, два, три». После овладения счетом до 10, допустим, на втором этапе рука уже не действует. Ребенок смотрит на палочки и, громко говоря, считает их. На третьем этапе разрешается считать шепотом. А в итоге ребенок начинает считать мысленно, как бы внутренне проговаривая счет. Если же не будет внешних предметных действий с предметом – не будет никакого духа. Таков уровень современной научной психологии. Божественный ореол духа спадает. Уникальным является сам человек, который творит чудеса техники, науки, искусства.

Вот почему логопед как практик формирования духовной способности ребенка оказывается на голову выше вчерашнего догматика академика, скатившегося в условиях Реставрации на рельсы антимарксизма. Ребенок должен сформировать предметное действие и тогда у него появится правильная речь и правильное сознание. Все гениально просто. Дух берется и не из физиологии человека \как думали старые метафизически мыслящие материалисты\, и не из божественной идеи, как было у идеалистов. Он рождается как свойство уникального предметно творящего субъекта – человека.

У сознания два главных свойства. Первое – идеальность. Идеальное, по словам Маркса, есть материальное, преобразованное и пересаженное в человеческую голову. Идеальное – это субъективный образ объективного мира. Вы можете думать, что у вас миллион рублей в кармане, но это может быть лишь вашим пожеланием. Идеальное – отражение реальных отношений, а не сами они. Зато благодаря своей идеальной сущности, сознание способно опережающе отражать. И это его второе важнейшее свойство. Оно как бы забегает вперед и позволяет субъекту удерживать всю предметную цепочку, в которую включен субъект, в голове. Например, вы пришли голодный с работы, открываете пустую хлебницу и тут же смотрите на часы. А причем тут часы? Оказывается, к этому времени хлебный магазин уже закрыт, и вы остались без хлеба. Сознание замыкает цепочку «хлеб в хлебнице – магазин – чувство голода». Но чтобы такое идеальное замыкание сработало, должно было в реальной жизни у животных предков человека начаться формирование предметно-орудийных действий. Сначала под влиянием окружающей среды стало развиваться прямохождение животных предков человека, использующих естественные орудия. Стала формироваться рука. Затем появились искусственные орудия труда, и возник собственно труд. Знаменитый фрагмент Энгельса в его «Диалектике природы» так и называется «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека».

Так марксизм сбросил всякий божественный ореол с духа, научно сведя его к материальной практике. А психология в ХХ веке в трудах С.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, П.Я.Гальперина, Ж.Пиаже и других блестяще реализовала эту методологию, раскрыв механизм формирования духовного. Но чтобы марксистская философская концепция получила устойчивость, надо было материалистически объяснить все общество.

7. Есть ли логика в развитии общества?

Онтология, гносеология \теория познания\, диалектика не могут существовать без социальной философии, отвечающей на вопросы, что есть человек и общество, каким всеобщим законам они подчиняются и каково их место в природе. До Маркса и Энгельса все философы и мыслители считали,

что в обществе главными сферами являются либо политика, либо наука, либо воспитание, либо другие духовные сферы. Соответственно главная роль в историческом процессе отводилась великим людям – государям, полководцам, ученым, педагогам, мыслителям. На самом деле это не так.

Диалектический материализм применительно к обществу есть исторический материализм. Он решает основной вопрос философии применительно к обществу следующим образом. Общество есть по сути своей материальный процесс жизнедеятельности людей. Взаимодействуя с природой, они должны добывать пищу, строить жилище, производить все необходимые себе материальные средства. Человек и общество есть объективно реальный процесс взаимодействия с природой. В обществе между людьми существуют определенные материальные отношения, которые существуют вне и, в конечном счете, независимо от сознания людей, - они есть объективная реальность. Так, если наемный работник не будет стоять у станка и создавать прибавочную стоимость для хозяина, капитала просто не будет, независимо от того, что будут думать об этом участники данного процесса. Глубоким заблуждением домарксистской философии \так и не преодоленной до конца в советской философии\ было мнение, что если речь идет об отношениях людей, то в них обязательно присутствует сознание. Да, человек действует всегда как сознательное существо. Но это не значит, что между людьми все отношения духовны. Главные и базисные отношения – материальны. На них влияет сознание. Но они есть объективная реальность, задающая ритм развития общества.

Тем самым, материализм был распространен Марксом и Энгельсом на общество. Это позволило выявить реальную структуру общества и человека. Материальные производственные отношения, или экономический базис общества, это отношения по поводу средств производства и производимых предметов потребления. Они зависят \еще одно великое открытие Маркса и Энгельса\ от производительных сил – станков, механизмов, самих рабочих как элемента производительных сил. Это означает, что тип собственности на средства производства определяется типом производительных сил. Закон соответствия производственных отношения уровню и характеру производительных сил является главным законом в социальной философии. Единство производительных сил и производственных отношений, образуя конкретно-исторический способ производства, определяет исторический процесс. Маркс и Энгельс выделили 5 экономических формаций – первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая, Причем коммунизм для них был не просто одним из способов производства наряду с другими, а совершенно новая эпоха, когда общество становится зрелым и окончательно выделяется из природы. То, что предшествует коммунизму, классики марксизма называли предысторией человеческого общества.

Над экономическим базисом возвышается идеологическая надстройка. В ней главную роль играет политика.

7. Что такое демократия?

Вторая важнейшая после экономики сфера жизни людей – политика. Сущность политики – в управлении обществом. В первобытном обществе управление носит характер примитивного родоплеменного самоуправления. Вождь племени опирался на свой моральный авторитет среди сородичей. С появлением труда \когда появились земледелие, скотоводство, ремесло\ возникает и умственный труд, в частности сфера профессионального управления – власть. Появилось государство как аппарат власти, живущий на налоги и принуждающий к выполнению законов все население данной территории. С государством появляется бюрократия, или чиновники, осуществляющие власть.

Политика зависит от экономики, и потому власть принадлежит экономически господствующим слоям, или классам, о которых поговорим ниже. Государство поэтому выступает определенной формой диктатуры \господства\ главных классов в обществе. Рабовладельческое государство было властью рабовладельцев, феодальное – властью дворян, буржуазное государство осуществляет власть капиталистов. Но только Маркс и Энгельс, а вслед за ними и Ленин, как идеологи рабочего класса и всех трудящихся открыто заявили о диктатуре пролетариата как о классовом господстве рабочих и крестьян, поскольку целью пролетарского государства, как писал К.Маркс в письме Иосифу Вейдемейеру \5.03.1852\, является не утверждение своего господства над всеми членами общества, а развитие общества до такой стадии, когда перестанут существовать классы, и государство перерастет в зрелое самоуправление сознательных членов общества.

Любое государство есть исторически определенный тип демократии. Демократия как власть народа есть противоречивая сущность: с одной стороны, она есть власть, следовательно, бюрократия; с другой – она представляет народ. В истории существовали разные типы соотношения власти и народа. Но только пролетарская демократия, не стесняясь, говорит о своем классовом характере, потому что ее цель не увековечить существующее неравенство, а создать зрелое, социально однородное общество, где развитие каждого есть необходимое условие развития всех.

Буржуазная же демократия апеллирует к некоей вечной и изначальной природе человека, которой якобы от природы присущи свобода и равные права во владении частной собственностью. Буржуазная либеральная концепция исходит из так называемой дилеммы гражданского общества и правового государства. В гражданском обществе все - частные собственники со своими частными интересами, а правовое государство через состязательное правосудие защищает таких граждан. Для этого же существует разделение властей в либеральном обществе на законодательную, исполнительную и судебную.

В социалистическом обществе демократия другая. Внешне оно более строго к личности. На самом же деле в обществе, где доминирует общегосударственная собственность, каждый является не господином, а товарищем, равным другим. Поэтому и правосудие строится по-другому. Социалистический суд ставит задачу найти истину, а не устраивает состязание, у кого богаче адвокаты. Когда в управлении обществом на первом месте стоит государственный интерес, тогда нет нужды в либеральном разделении властей. Вот почему в СССР чиновник из исполнительной власти мог быть и депутатом разных уровней.

Буржуазная Реставрация в Советском Союзе и России опрокинула систему социалистического народовластия и установила систему либеральной демократии, выражающей интересы крупной олигархии и чиновничества. Но специфика нашей страны состоит сегодня в том, что все население похоже на малых детей. Старшее поколение – потому что не жило до революции, а потому и сегодня оно относится к Президенту и Правительству почти как при социализме: «А почему же власти не заботятся о нас?», не понимая, что классовая природа нынешней власти принципиально иная, чем при Советской власти. Молодежь же не жила при социализме и знает только нынешний либеральный опыт реформ. С марксистской, научной точки зрения можно твердо утверждать, что продолжение либерального управления страной – неважно по примеру Запада, как было в 90-е гг., или в духе русского капитализма, как при Путине, - может развалить Российскую Федерацию так же, как развалился СССР. Вот почему капитализм в России невозможен!

Кроме самого государства, в политической системе общества действуют политические партии, профсоюзы и другие общественно-политические организации. Партии нужны как политические структуры, организующие тот или иной класс для защиты своих интересов. Попытка либеральных сил навязать многопартийность в нашей стране постепенно доказывает свою бесперспективность. Требования к партийной структуре в условиях народного государства другие, чем в буржуазном обществе. Если партия выражает интересы всех трудящихся, ей не нужна псевдоальтернатива. КПСС потерпела крах не потому, что не было других партий, а потому что старая партийная верхушка оказалась неспособной провести необходимые обществу реформы. Однако сменившая КПСС либеральная многопартийность оказалась еще хуже и еще менее демократичной для нашей страны.

Задолго до перестройки и самой Реставрации буржуазных отношений в 90-е гг. советский марксизм допустил одно роковое ошибочное обобщение, которое открыло дорогу к демагогии об общечеловеческой морали и либеральной демократии. В 60-е гг. появился тезис об общенародном государстве в СССР. Внешне это было привлекательно, а теоретически оказалось сродни «деревянному железу». Не может быть государство общенародным с марксистской точки зрения. Это для либерала государство есть средство достижения мира и согласия в обществе. Для марксиста же

государство – аппарат управления с позиций господствующего класса, следовательно, диктатура господствующего класса в этом смысле. Так было всегда, так есть сегодня. Советские марксисты незаметно стали сползать на либеральный уровень Горбачева и К*.

Важную роль в политической системе играют профсоюзы. Они защищают экономические права трудящихся в коллективах и служат важной школой управления для трудящихся. Нельзя от профсоюзов требовать больше, чем они могут, но нельзя и недооценивать их. Роль профсоюзов такая же, как и роль экономической классовой борьбы в системе классовых отношений, о чем будет речь ниже.

Много есть в современной России других общественных организаций, которые идеологи нынешней России стремятся выдать за признак зрелого гражданского общества. Но, на самом деле, нынешняя гражданственность не идет ни в какое сравнение с тем, что было в СССР. Если многочисленны коллективы, где хозяева не допускают создания профсоюзов, то о какой гражданской культуре можно говорить?! А если к этому добавить нелегитимность многих выборов, то буржуазная демократия оказывается на порядок ниже социалистического управления обществом.

8.Почему не любят воспитание?

В классическом марксизме, как и потом в советском, в структуре общества не выделялась такая сфера жизни людей, как воспитание. Между тем она настолько важна и специфична, что требует сказать о ней хотя бы несколько слов. О воспитании не говорится потому, что у педагогической деятельности есть удивительное свойство социальной мимикрии. Педагог, обучающий ребенка труду, кажется сам субъектом трудовой деятельности в этот момент. Педагог, обучающий школьника литературе, сам кажется литератором. Между тем это не одно и то же. У педагогической деятельности есть свои сущностные особенности. Ее суть в практическом умении передавать накопленный в каждой отрасли опыт подрастающему поколению. Сам такой опыт и умение его передавать – две большие разницы. Вот почему можно быть замечательным математиком, но никудышным педагогом, и наоборот.

Социалистическое строительство породило громадный интерес к педагогике. Появились гениальные педагоги, которых можно поставить в один ряд с большевиками-ленинцами, и прежде всего, Антона Семеновича Макаренко. В итоге в советской стране родилась уникальная педагогика воспитания ребенка через коллектив. Сегодня, однако, многое начинает разваливаться – от детской организации в школе до системы профтехобразования.

Воспитание зависит от экономики и политики. Его можно по праву поставить на почетное третье место в социальной иерархии сфер

деятельности человека. Воспитание – самостоятельная отрасль, не сводимая ни к экономике, ни к управлению, ни к науке. Ее нужно отдельно развивать, изучать, ею нужно владеть всем, кто называет себя марксистом и строителем социализма. Вот почему попытки слить педагогические вузы с университетами и другими вузами глубоко ошибочны.

9. Правда ли, что «чужая душа – потемки»

Духовность человека и общества настолько уникальна, что до середины Х1Х века считалось естественным видеть в ней сущность социального. Маркс и Энгельс открыли закон определяющей роли общественного бытия по отношению к общественному сознанию. Они показали, что наука, право, мораль, искусство – все формы духовности – зависят от практической жизни людей. Так, геометрия появилась, чтобы высчитывать площади земельных участков. Геология развилась уже в буржуазную эпоху, чтобы обеспечить нужды промышленности в металлах и других ископаемых. Сам марксизм возник в середине Х1Х века, когда капитализм вступил в зрелую стадию, и интересы пролетариата и буржуазии, раньше единые в третьем сословии, расходятся и возникает пролетарская идеология.

Все великое, что рождает дух, есть идеальное отражение творений человека в материальной жизни. Право закрепляет в юридической форме сложившиеся на практике реальные отношения. Поэтому когда возникла частная собственность, появилось классическое римское право, не утратившее актуальности до наших дней.

Мораль отражает жизнь людей с ценностной точки зрения: хорошо то, что помогает развитию общества на данный момент. И, наоборот, злом считается то, что мешает людям.

Особенно загадочной духовной формой является эстетическое сознание, отражающее красоту. Философы и сегодня спорят о природе красоты и эстетики. Как бы там ни было, эстетическое отражает мир человека и природы в их целостности и закономерности. Искусство как бы удваивает мир. В произведениях искусства разворачивается вся жизнь от производства до сфер духа. Поэтому искусство по праву венчает духовный мир человека.

В старой советской философии существовала одна однобокая, если не сказать просто ошибочная формула об «общественных отношениях и общественном сознании». Тем самым, предполагалось, что духовность как бы за рамками общественных отношений. На самом деле духовность есть тоже общественные отношения: познавательные, правовые, моральные, эстетические. Духовный мир человека и общества есть громадное и уникальное пространство внутренних отношений людей. Люди могут знать друг друга вначале только заочно по научным статьям или художественным произведениям. Но между ними уже устанавливается духовное единство

настолько, что при встрече они кажутся друг другу давно знакомыми людьми.

В мире частной собственности, однако, люди ведут себя часто, как страусы, прячущие голову в песок и полагающие, что их никто не видит. Они склонны думать, будто «чужая душа потемки». На самом деле, внутренние духовные отношения опосредованно проявляются на практике, и люди чувствуют и понимают друг друга.

Будущее коммунистическое общество будет предъявлять к духовному развитию личности неизмеримо более высокие требования, а с другой стороны, создавать все необходимые предпосылки для всестороннего развития каждого индивида. Когда-то простая грамотность была уделом немногих, а теперь в Японии, например, практически решается вопрос о всеобщем высшем образовании. По-настоящему зрелое общество то, в котором стираются грани однобокого закрепления индивида за какой-то одной сферой деятельности: либо он раб, либо политик, либо ученый, либо художник. В будущем такого не будет. Деятельность людей станет настолько сложной, что каждый, как сегодня инженер на атомной станции, должен быть всесторонне развитым в духовном отношении человеком.

В духовности есть два противоположных начала – чувства и разум. Речь идет не просто об ощущениях, восприятиях и представлениях, что есть и у животных. Речь – о сугубо человеческих чувствах – совести, долге, ответственности, справедливости, красоте. Ничто великое, говорил Ленин, не делается без страсти. Гармонично развитый человек должен быть очень логично, рационально мыслящим индивидом, и в то же время глубоко чувствующим человеком. С этой точки зрения нам, сегодняшним коммунистам России, не достает пока, чтобы остальное общество почувствовало: да, новая духовность рождается, новые люди есть. В свое время великий предшественник В.И.Ленина революционный демократ Николай Гаврилович Чернышевский в романе «Что делать» писал о новых людях. Они появились, и, прошло совсем немного времени, совершили первую в истории победившую социалистическую революцию.

Советская духовность при всех недостатках раннего социализма показала неизмеримо более высокий уровень по сравнению с буржуазным индивидуализмом. Разве есть сегодня духовные обобщения, сравнимые с «Тихим Доном» М.А.Шолохова? А они и не могут быть, потому что герои нашего времени – березовские, абрамовичи, гусинские – возвращают общество назад.

Чувственное и рациональное в духовной жизни человека имеют еще одно проявление. В общественном сознании выделяется общественная идеология \совокупность идей, теорий, концепций\ и общественная психология \чувства, настроения людей\. Общественные науки, право составляют идеологический каркас. Мораль и искусство больше связаны с общественной психологией.

Исторически первоначальной формой духовного был миф – такое древнее отражение человеком мира и себя, в котором слитно, сращено \синкретично\

переплетены реальное и вымышленное, природное и социальное, индивидуальное и коллективное чувственное и рациональное и т.д. Мифологическое мышление сродни детскому на самой ранней стадии. Первые люди к вымышленным героям относились, как к реальным персонажам. Поэтому Зевс, скачущий на колеснице, был таким же историческим субъектом, как и реальные индивиды. Первое разделение труда \появление земледелие, скотоводства, ремесла\ приводит к разложению мифологического сознания на светское \появляются первые наука, право, искусство\ и религиозное. В религии человек пытается компенсировать то, что не могут объяснить наука, мораль, право, искусство. Вера в сверхъествественное – главный признак религии. Слабость человека и общества на ранних стадиях развития заставляет человека тянуться к сверъестественной сущности мира.

Атеисты были задолго до Маркса, например, французские материалисты ХУШ в. В марксизме отношение к религии принципиально иное, нежели у метафизического материализма. Религия не есть простое заблуждение. Она – закономерный духовный продукт на определенной исторической стадии. Поэтому марксисты выдвигают два противоположных, но взаимодополняющих друг друга принципа. В развитом обществе религия должна быть отделена от светского государства, что частично сейчас нарушается в России. С другой стороны, общество должно обеспечить свободу вероисповедания для тех, кто слаб и тянется к богу. Глубоким заблуждением было бы считать религию вершиной нравственности и духовной культуры в целом. В религиозном мире есть разные духовные проявления. Но в целом религия вырастает на неразвитости людей и общества. Что касается современной России, то религия стала напрямую одним из духовных оплотов буржуазной Реставрации, принесшей народу социальное расслоение и многие язвы, которых не было в советской России.

После поражения первой русской революции в 1905-1907 гг. даже в среде большевиков усилились богоискательские настроения. Ленин жестко критиковал А.В.Луначарского, будущего министра культуры, за богоискательство и богостроительство. Луначарский пытался объявить человека религиозным идолом в революционном мировоззрении.

Либо мы реальные гуманисты, знающие, что такое мир, как формируется человек, как формируется его духовный облик, а, следовательно, мы реальные марксисты, либо мы несмышленыши от марксизма и коммунизма, над которыми будут смеяться те, кого мы будем агитировать.

Как уже сказано выше, сознание отражает опережающе. Поэтому всякий политический и экономический переворот в обществе совершается предварительно в духовных сферах. Причем чем дальше отстоит духовная сфера от экономического базиса, тем раньше начинается брожение в ней. Гегель такими формами считал религию, искусство и философию как формы абсолютного духа. Сегодня на уровне философии уже сделаны важные выводы. Более того, они дошли до политической практики и в Программе

КПРФ говорится о новой форме социализма в России, которая должна придти на смену раннему социализму.

10. Какие «корпоративы» у человека главные

Есть еще одна сфера жизнедеятельности людей, которую мы не назвали в одном ряду с экономикой, политикой, воспитанием, духовными сферами. Речь – о так называемой социальной сфере. Где она находится, и что это такое? Ее нет отдельно наряду с другими. То, что называется «социальной сферой», есть та же экономика, политика и все другие сферы, но взятые под углом зрения, какие социальные группы \социумы\ возникают в этих сферах.

Существует большое разнообразие социальных групп, в которые входит человек: территориальные, возрастные, половые, профессиональные, группы по интересам и т.д. Среди всех социальных групп в социально неоднородном обществе главными являются классы. Почему? Потому что они – субъекты базисных производственных отношений в обществе. Они субъекты реальной материальной жизни, они ее двигатели. А уже на этом экономическом базисе развивается духовная надстройка, субъектом которой являются служащие и интеллигенция как субъекты умственного труда. Они не включены в отношения собственности на средства производства и потому не относятся к классам.

Многообразие отношений между классами сводится к двум частям: 1\ материальные производственные отношения, образующие сущность классов и 2\ то, что обозначается понятием «классовая борьба». Классовая борьба разворачивается в условиях частной собственности с необходимостью, поскольку господствующий класс эксплуатирует класс работников. Она принимает, прежде всего, форму экономической классовой борьбы, где борются за повышение зарплаты, сокращение рабочего дня, соблюдение техники безопасности и т.д. Несмотря на внешние признаки экономических отношений, эта классовая борьба представляет собой политическое отношение между классами по поводу простейших экономических требований. Именно с ней связаны профсоюзы как субъекты политического процесса.

Высшей формой классовой борьбы является политическая борьба, когда речь идет о смене политической власти, когда класс возглавляется партией. Высшей формой политической классовой борьбы является революция, меняющая способ производства и систему власти. Революция есть закономерный, качественный скачок к новому обществу. Не стоит смешивать понятия революции и эволюции с понятиями мирного и немирного развития. Это разные понятия. Революция может быть мирной – как известно, Октябрьская революция совершилась практически бескровно. Впрочем, так же, как и контрреволюционные события 1991 г. А может быть эволюционное

развитие, тормозящее общество, сопровождаемое войнами и кровопролитием. Так, первая мировая война, в которую ввязался царизм, стала одним из факторов, способствовавших революции 1917 г. Революция потому и происходит, что старое общество запутывается в своих противоречиях. Возникает революционная ситуация, когда, по словам В.И.Ленина, верхи не могут жить по-старому, а низы не хотят. Сегодняшнее запугивание власть предержащими граждан своей страны революцией направлено только на одно – сохранить свое экономическое доминирование в обществе в ущерб стране и людям. Возрождение обновленной Советской власти в нашей стране – такая же объективная необходимость, как и необходимость сохранения экономического, политического и духовного суверенитета нашей Родины.

Наконец, третьей формой классовой борьбы является идеологическая борьба. На экранах телевизоров, в школьных учебниках не просто появляются те или иные программы или материалы. В духовной сфере идет такая же классовая борьба, как и в экономике, и в политике. Вот почему в Советском Союзе все изучали научное обществоведение – диалектический материализм в философии, политэкономию капитализма, научный коммунизм. Сегодня умам навязывают Реставрацию, возвращающую нас в ХУП – ХУШ вв. Именно поэтому пытаются навязать изучение теологии \религиозного учения о боге\ в высших учебных заведениях. Значит, и в духовной сфере нас ждет будущая революция, если мы не хотим наших детей пичкать устарелыми представлениями.

Государство как вершина политической надстройки осуществляет управление обществом в интересах и с позиций господствующего класса. Оно есть всегда диктатура господствующего класса, навязывающего свою волю всем членам общества. Вот почему марксизм выдвинул положение о том, что замена капиталистического способа производства социализмом сопровождается сломом старой государственной машины и созданием новой. Это означает, что меняются кадры и, главное, принципы работы государственного аппарата. Он должен быть открыт массам, опираться на них, вовлекать их в себя и контролироваться ими.

Второй важнейшей социальной группой являются нации. Они объединяют всех граждан, живущих на данной территории, с общей экономикой, языком и культурой. В противоположность бытующему мнению сущностью нации являются не духовные особенности, а опять-таки материальная жизнь людей на конкретной территории в конкретных природных условиях, что и обусловливает духовную специфику нации.

Каждому историческому способу производства присущи свои этнические группы людей. В первобытном обществе род и племя были и этнической общностью, и страной, и семьей. В рабовладельческой и феодальной формациях появляются народности, которые в отличие от наций не имеют общей экономической жизни, общего литературного языка. Нации возникают с появлением капитализма. Рыночное хозяйство создает единое экономическое пространство, общий язык и культуру. Всякая нация в духе

буржуазного общества отличается национализмом и стремится поставить свои интересы выше интересов других наций. Однако, по Ленину, в национальных отношениях действует и другая тенденция – усиливающаяся интернационализация, заставляющая сближаться страны и народы.

Строительство социализма в СССР, 90-летие которого мы только что отметили, родило уникальную интернациональную общность людей – советский народ. Это не нация, а именно новая, интернациональная общность, открытая всем народам. Дружба народов стала правилом и нормой жизни. Буржуазная Реставрация развалила Советский Союз и грозит Российской Федерации. Либеральные идеологи заговорили о создании новой, гражданской, а не этнической, нации «мы – россияне». Но где эти идеологи видели нации без этнической компоненты? Попытки властей сегодняшней России играть на патриотических чувствах россиян на самом деле являются буржуазно-либеральными. Русский капитализм ничем не лучше, чем западный, а кое-в-чем содержит еще больше дикости. Вопрос сохранения Российской Федерации и возрождение Союзного государства – веление времени.

Особое место в социальной структуре занимает семья. Ф.Энгельс писал, что есть два вида производства: производство материальных благ и производство человека. Последнее и происходит в семье. В работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс, великий друг Маркса, много сделавший уже после него, проследил историческое развитие форм семьи. Она не всегда была такой, как сейчас, и не всегда будет такой. Сущностью семьи также является материальный процесс воспроизводства детей. В этом суть любви супругов, в этом главная цель создания семьи.

В советской системе семье, материнству и детству уделялось первостепенное внимание. «Все лучшее – детям» - такова была политика государства. Сегодня мы имеем сотни и тысячи брошенных детей, потому что царит культ выгоды, а не культ воспитания нового гражданина. Известная дискуссия в обществе – разрешить американцам усыновлять российских детей или нет – не содержит правильного ответа в нынешней системе координат. И американское усыновление позорно, и такое отношение к детям, которое есть в современной России, позорно. Выход в возрождении советской системы воспитания детей. Кстати, система коллективистского воспитания дошкольников и младших школьников – сугубо советское изобретение, ставшее признаком цивилизованности общества.

В прежней советской Конституции особое место в социальной структуре общества отводилось трудовому коллективу. Он был важной экономической, политической \выдвигал кандидатов в депутаты\ и духовной ячейкой общества. Сегодня, когда работающие не знают зарплаты друг друга, когда главным принципом стал индивидуализм, коллектив опустился на уровень профсоюзного отстаивания первейших экономических интересов. Да и то лишь там, где удалось сохранить профсоюзные организации. Тем самым, и с

этой стороны мы видим социальную деградацию общества. А если к этому добавить появившееся огромное число безработных, наркоманов, бомжей, беспризорных, то картина и вовсе становится удручающей.

Социальной почвой марксизма является пролетариат – люди наемного труда в промышленности, сельском хозяйстве и других отраслях. Попытки некоторых социологов утверждать, что пролетариата в России не осталось, не соответствуют действительности. Число людей наемного труда растет. Это привело к полевению городов, чего не было с начала 90-х годов. Социальное напряжение растет, и революционная ситуация надвигается…

ГЛАВА 2. ЧТО ЗНАЧИТ «СТАТЬ БОГАТЫМ»?

1.Товар как куколка богатства.

Сегодня многие молодые люди ставят своей главной жизненной целью стать богатым. Между тем богатство - очень тяжелое бремя. Оно закабаляет каждого такого желающего, превращая его в винтик, живое орудие делания денег.

Изучает процесс обогащения политэкономия капитализма. В главном произведении марксизма – «Капитале» - раскрыты фундаментальные законы капиталистического обогащения. До Маркса классическая буржуазная политэкономия, стремясь понять природу богатства, прошла долгий путь с конца ХУ1 до начала Х1Х в. Меркантилисты в ХУП в. думали, что богатство возникает потому, что купив товар по одной цене, участник рынка продает его по более дорогой. Физиократы в ХУШ в. первыми поняли, что богатство создается в производстве. Они считали, что земля и земледельческий труд рождают богатство. Великие британские экономисты Адам Смит и Давид Рикардо справедливо заметили, что всякий труд создает товары и товарное богатство. Так появилась трудовая теория стоимости. Однако в начале Х1Х века пролетарские сторонники Рикардо заметили в его теории противоречие: если все есть человеческий труд, то почему носитель труда – рабочий – находится в самом незавидном положении по сравнению с буржуа? Первые пролетарские экономисты \Дж.Брей, Т.Годскин, Дж.Грей, У.Томпсон\ сделали вывод, что капитал – это вампир, высасывающий из пролетария все жизненные соки. Другими словами, капитал обкрадывает рабочего. А вот если установить разумные законы обмена и отменить деньги, думали они, то возникнет справедливое общество. Маркс выявил, что сущность капитала неизмеримо глубже.

Куколкой, из которой рождается капиталистическое богатство, является товар – продукт, произведенный для продажи на рынке. Нет товара – не будет капитала. Но товар не есть еще капитал. Он должен развиться в него путем ряда превращений. Как говорит наука, товар – историческая и логическая предпосылка капитала.

При внешней простоте товаров товар – сложнейшее явление, которое кажется одним на поверхности и является другим внутри. Внешне товар есть потребительная стоимость, то есть продукт, удовлетворяющий ту или иную человеческую потребность. Потребительные стоимости составляют вещественное содержание богатства. Но не к тому стремится человек, желающий быть богатым, чтобы владеть большим количеством потребительных стоимостей – вещей, удовлетворяющих разнообразные потребности от пищи до машин и механизмов. Сущность товара состоит не в

потребительной стоимости, а в стоимости – абстрактном количестве труда, затраченного на его изготовление. Маркс в этом месте излагает свое великое открытие двойственного характера труда. В эпоху физического труда производство товара есть единство конкретного и абстрактного труда. Конкретный труд – технически конкретное изготовление продукта токарем, фрезеровщиком, слесарем и т.д. Абстрактный труд – затрата человеческой силы вообще безотносительно к тому, какую потребительную стоимость создает работник. Стоимость, создаваемая абстрактным трудом, измеряется общественно необходимым рабочим временем. Товар продается на рынке по цене \в которой отражается стоимость\, равной среднему времени, нужному в обществе для его производства.

Стоимость – очень хитрая сущность. В отличие от вдовицы Куикли \Маркс использует литературный образ того времени\ не знаешь, как за нее взяться. Очевидно, она должна проявляться в отношениях товаров. Стоимость как сущность раскрывается в своем явлении – в форме стоимости. Количество х товара А равно количеству у товара В: хА=уВ. Товар А выражает свою стоимость, он находится в относительной форме стоимости, товар В служит мерилом, в котором выражается эта стоимость. Товар В находится в эквивалентной форме стоимости. В истории товарных отношений Маркс выделил простую форму стоимости, когда один товар стихийно менялся то на один товар, то на другой. Затем она сменилась развернутой формой, при которой один товар меняется на все другие. Потом возникает всеобщая форма стоимости, когда все товары меняются на один. Это может быть самый ходовой товар в данное время и в данном месте, например, скот. Но постепенно эта роль закрепляется за золотом и серебром, и возникает денежная форма стоимости.

Таким образом, стоимость, как хитрая гегелевская Идея, не совпадает целиком ни с одним своим полюсом в стоимостном отношении. Она как бы «прячется» за спинами субъектов товарного отношения. Так прячется от участников рынка сама общественная сила, поскольку она складывается лишь задним числом после того, как частные собственники, обособленные друг от друга, выносят свои продукты на рынок. При этом думать, будто выносимый на рынок продукт обладает свойством непосредственной обмениваемости на другие продукты, подчеркивал Маркс, все равно, что думать, будто всех католиков можно сделать папами.

Товарное отношение, в котором лишь товар-эквивалент является реально стоимостью, показывает, что подлинной сущностью товарного мира являются деньги. Деньги как всеобщий эквивалент измеряют стоимость товаров и служат средством их обращения на рынке. Деньги выступают поэтому затаенной страстью товаровладельцев. Не важно, какой у них товар – важно, сколько денег он принесет. Деньги – это сущность и образ богатства. Но этого мало – деньги должны прибавляться к деньгам, богатство должно расти. Товарно-денежная куколка должна превратиться в бабочку-капитал.

2. Тайна капитала, или что продает работник хозяину.

Рост денег в товарном процессе – такова цель товаровладельцев. Стоимость должна возрастать. Однако если взять формулу Т-Д-Т*, то такое возрастание невозможно. Один товар меняется на деньги соразмерно своей стоимости, а деньги соразмерно той же стоимости меняются на другой товар. Деньги опосредуют обмен двух разных потребительных стоимостей, не обеспечивая рост стоимости. Другое дело, формула Д-Т-Д*. Деньги обмениваются на товар и возрастают. Это приращение стоимости по сравнению с первоначально авансированной стоимостью Маркс назвал прибавочной стоимостью. Стоимость как наделенный живой душой автомат « приносит живых детенышей или, по крайней мере, кладет золотые яйца» Впервые проступает сущность капитала. Капитал есть самовозрастающая стоимость. Авансировав одну сумму денег, участник рынка стремится получить большую сумму. «Капиталист знает, - подчеркивает Маркс,- что все товары, какими бы оборвышами они ни выглядели, как бы скверно ни пахли, суть деньги в духе и плоти, евреи внутреннего обрезания, и к тому же чудотворное средство из денег делать большее количество денег» \т.23 с.164-165\.

Но формула Д-Т-Д* внутренне противоречива, антиномична. Деньги меняются на товар и товар на деньги соразмерно их стоимости. Следовательно, никакого возрастания стоимости быть не может. Но с другой стороны, процесс самовозрастания стоимости не может не пройти сферу товарно-денежного обращения. Так рождается антиномия: «Итак, капитал не может возникнуть из обращения и так же не может возникнуть вне обращения. Он должен возникнуть в обращении и в то же время не в обращении» \т.23 с.176\. Другими словами, как обмен товарно-денежных эквивалентов способен породить неэквивалентность и возрастание денег?

Очевидно, должен найтись такой чудодейственный товар, который так опосредует движение денег, что обеспечивает их рост. И такой товар находится на рынке. Этот товар – рабочая сила. Наемный работник в сфере товарного обращения тоже выступает товаровладельцем. Но в отличие от хозяина, владеющего фабрикой, он владеет собой как живым орудием, живой машиной, которая стоит ровно столько, чтобы прокормить, обуть,одеть и обогреть себя и свою семью. И эта живая машина способна произвести товар большей стоимости за рабочий день, чем стоит сама. Тем самым, рабочий продает себя как юридически свободного раба. Он продает капиталисту не свой труд, а себя как живой товар.

На поверхности буржуазных отношений все агенты рынка представляются равными субъектами права, свободы и собственности. Но, покидая сферу простого товарного обращения, они меняют свои физиономии. «Бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один

многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредет понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и потому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной: что эту шкуру будут дубить» \т.23 с.187\.

Итак, капитал как заключительная стадия докоммунистической предыстории человечества внутренне связан с рабовладением. Наемный работник отдает себя как живое орудие в пользование хозяину за определенную цену, гораздо меньшую, чем труд, совершаемый этим орудием. В этом состоит сущность капиталистической эксплуатации.

Далее Маркс анализирует производство прибавочной стоимости, или сущностный процесс самовозрастания стоимости \капитала\. Сущность капитала внутренне противоречива. Он есть единство постоянного и переменного капитала. Постоянный капитал – та часть денег, которая затрачена на машины, механизмы, сырье, материалы. Эта часть не может самовозрастать, она постоянная. Другая часть, затрачиваемая на покупку рабочей силы, образует переменный капитал. Именно данная часть капитала способна возрастать.

Исторически первой формой прибавочной стоимости была абсолютная прибавочная стоимость. Она создавалась за счет удлинения рабочего дня и, соответственно, удлинения прибавочного, неоплачиваемого времени. Стоимость товара отражается формулой: Т= С\постоянный капитал\ +V \переменный капитал\ + М \прибавочная стоимость\. Если удлиняется рабочий день, то растет прибавочная стоимость М. Абсолютная прибавочная стоимость господствовала на стадии становления капитализма, когда он развивался на мануфактурной основе. Это период ХУ1 – середина Х1Х вв., когда машинное производство не достигло еще зрелой стадии развития. Насколько были тяжелы условия для рабочих в тот период можно судить по словам Маркса, который так характеризует условия работы на спичечной мануфактуре: «Данте нашел бы, что все самые ужасные картины ада, нарисованные его фантазией, превзойдены в этой отрасли мануфактуры» \т.23 с.258\. Исторический период господства абсолютной прибавочной стоимости – это период формального подчинения труда капиталу. В это время пролетарии еще выступают вместе с буржуа в борьбе с феодалами, и пролетарии еще испытывают большие иллюзии по поводу того, что и они являются свободными агентами на рынке.

Зрелый капитализм начинается с середины Х1Х века, когда завершается промышленный переворот, и машины начинают производиться машинами. На смену абсолютной прибавочной стоимости приходит относительная прибавочная стоимость. Рабочее время не увеличивается, зато в результате технических усовершенствований сокращается время, необходимое на воспроизводство рабочей силы. Уменьшается переменная часть капитала, и растет доля прибавочной стоимости. Так, если из 12 часов рабочего времени в Х1Х веке 8 часов работник воспроизводил свою рабочую силу, а 4 составляли прибавочную стоимость, присваиваемую хозяином, то техническое усовершенствование, позволявшее зарплату воспроизводить не

за 8, а за 7 часов, увеличивало прибавочную стоимость с 4 до 5 часов рабочего времени. Что касается части С в стоимости товара, то она создается не живым абстрактным трудом рабочего, создающего стоимость, а переносится конкретным трудом рабочего с орудия, на котором он работает, на изготавливаемый продукт труда \так называемая амортизация\. Зрелый машинный капитализм создает условия реального подчинения труда капиталу. Именно с середины Х1Х века классовый конфликт буржуазии и пролетариата становится зрелым, и именно тогда появился марксизм как научная теория общества, выражающая интересы пролетариата.

Итак, часть С в стоимости товара аккумулируется капиталистом и со временем идет на восстановление изношенных средств производства. Часть V составляет заработную плату рабочего как оплату товара «рабочая сила». А часть М составляет прибавочную стоимость,накапливаемую капиталистом. Накопление для капиталиста выступает непрерывным процессом воспроизводства. Это значит, что полученную прибавочную стоимость капиталист вновь тратит на приобретение сырья и рабочей силы, чтобы получить новую массу прибавочной стоимости. Процесс воспроизводства обнажает более глубокую сторону капитала: «Если даже капитал при своем вступлении в процесс производства был лично заработанной собственностью лица, которое его применяет, все же рано или поздно он становится стоимостью, присвоенной без всякого эквивалента, материализацией – в денежной или иной форме – чужого неоплаченного труда» \т.23 с.582\.

Простое воспроизводство, предполагает лишь восполнение потребленных элементов производства. Если же затраты на средства производства и рабочую силу увеличиваются, то имеется расширенное воспроизводство. Закономерность процесса такова, что чем больше капиталист накопил, тем больше он может накоплять. Причем накопление противоположно тратам капиталиста на удовлетворение своих потребностей в форме дохода. «Поэтому в благородной груди капиталиста развертывается фаустовский конфликт между страстью к накоплению и жаждой наслаждений» \т.23 с.607\. Маркс приводит пример, ссылаясь на автора ХУШ века, как в первые десятилетия ХУЩ в. фабрикант, угостивший своих гостей кружкой заграничного вина, вызывал толки и пересуды среди всех соседей \с.608\.

Капиталистический процесс накопления – суровая вещь. Он и пролетария делает машиной для создания прибавочной стоимости, и капиталиста заставляет быть машиной для превращения прибавочной стоимости в капитал. «Производство прибавочной стоимости или нажива – таков абсолютный закон этого способа производства»,- констатирует Маркс.

В заключении анализа капиталистического производства в 1 томе Маркс рассматривает так называемое первоначальное накопление капитала. По своей сути данный процесс должен был создать работника, свободного от средств производства и вынужденного наниматься к капиталисту. Первоначальное накопление было насильственным разрушением крепостной зависимости в сельском хозяйстве и цеховой поруки в ремесленном производстве. Крестьян сгоняли с земли и под угрозой жизни заставляли

наниматься на первые фабрики. С другой стороны ростовщический и купеческий капитал подготовили возникновение промышленных капиталистов. «Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих – такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллические процессы суть главные моменты первоначального накопления. За ними следует торговая война европейских наций, ареной для которой служит земной шар» \т.23 с.760\,- пишет Маркс, рассматривая насилие как «повивальную бабку старого общества, когда оно беременно новым» \с. 761\. Государства, активно включившиеся в процесс первоначального накопления освободились «от последних остатков стыда и совести. Нации цинично хвастались своей гнусностью, раз она являлась средством для накопления капитала» \с.769\.

К.Маркс рассматривает все пороки первоначального накопления капитала как объективную закономерность зародышевой стадии капитализма. Думать, что возможно было бы без противоречий и катаклизмов установить отношения труда и капитала, не просто ошибочно, но и глупо. Марксов блестящий анализ первоначального накопления имеет актуальнейшее значение для современной России, попытавшейся реставрировать и, следовательно, необходимо окунувшейся в повторение первоначального накопления капитала. Но если на заре капитализма шла экспроприация феодальных частных собственников, отживших свой век и тормозивших общественное развитие, то первоначальное накопление на рубеже ХХ и ХХ1 веков после десятилетий социалистического грандиозного преобразования промышленности, села, культуры смотрятся анахронизмом. В самом деле, социализм породил грандиозное обобществление производительных сил благодаря колоссальной концентрации государственных ресурсов. Так появились мощные энерго- и транспортные системы, промышленные гиганты и уникальные агротехнологии, развитые культура и образование и многое другое. Думать же, что первоначальное накопление капитала пойдет по 5-летнему плану под контролем государства и в интересах всех, значит, не понимать сути буржуазного частнособственнического накопления. Какие бы ваучеры кто бы ни приобрел, все закончилось бы одним – захватом средств производства в руках немногих частных собственников. Поэтому с точки зрения логики исторического процесса первоначальное накопление капитала после социализма – абсолютно абсурдный процесс и, более того, капитализм в такой стране, как Россия, уже невозможен без развала всего государства, что случилось с СССР и нависло на Россией.

Кроме того, нынешние идеологи капитализации России плохо читали «Капитал» Маркса, первый том которого заканчивается знаменитой формулировкой исторической тенденции капиталистического накопления. На основе открытого им материалистического понимания истории Маркс формулирует положение, что технический прогресс, ведущий к

технологической централизации производства рано или поздно оказывается несовместимым с частнособственнической оболочкой. «Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют»,- делает вывод великий Карл Маркс.

3. Почему капитализм заканчивается.

Раскрыв сущность воспроизводства, Маркс определяет всеобщий закон накопления. Его суть состоит в том, что с техническим прогрессом нарастает постоянная часть капитала и уменьшается переменная часть. Историческим пределом капитала становится рубеж, за которым исчезает живой труд рабочего, создающий стоимость и прибавочную стоимость. Автоматизация производства, о которой Маркс только высказывал гипотезы, стала реальностью в ХХ веке, а сегодня в век информационных технологий набирает ускоренные темпы.

В Ш томе «Капитала» Маркс показывает, как при переходе от капиталистического процесса производства и процесса обращения \который мы пропускаем в целях сокращения материала\ к процессу производства и обращения, взятому вместе, прибавочная стоимость трансформируется в прибыль. Прибыль есть отношение прибавочной стоимости ко всему затраченному капиталу, а не только к переменному: Р = М\С+V. Прибыль создает видимость, что богатство не есть порождение живого труда рабочего, а есть порождение всего капитала. Буржуазные экономисты любят говорить о противоречии между 1 и Ш томами «Капитала». Они придерживаются позитивистской концепции о факторах производства, лежащей в основе современных курсов «Экономикс»: рабочий имеет зарплату, так как имеет свои рабочие руки, капиталист имеет прибыль, так как у него фабрика, а землевладелец получает ренту, так как у него третий фактор производства – земля. На самом деле прибыль важна для капиталиста потому, что в разных отраслях разные затраты на средства производства и потому разная оборачиваемость капитала. Чтобы капитал не сосредотачивался в отраслях с быстрой окупаемостью, устанавливается такая межотраслевая норма прибыли, что капиталу выгодно время от времени переходить из легкой и пищевой промышленности в тяжелую. Товары в итоге продаются по цене производства, в которой к издержкам производства данного товара добавляется средняя норма прибыли.

В Ш томе К.Маркс выводит свой знаменитый закон тенденции нормы прибыли к понижению. Суть его в том, что с развитием технического прогресса растет постоянный капитал и уменьшается переменный капитал. Все большие затраты на машины и сырье и уменьшающиеся затраты на рабочую силу, ведут к понижению нормы прибыли. Это происходит даже в том случае, если растет норма прибавочной стоимости, то есть доля

неоплаченного рабочего времени в рабочем дне. Буржуазная политэкономия не могла открыть этот закон, поскольку не знала тайны прибавочной стоимости и не отличала прибавочной стоимости от ее конкретных форм в виде прибыли \промышленной и торговой\, процента, земельной ренты. Именно падение нормы прибыли в развитых странах обусловило переток капиталов в развивающиеся страны в условиях глобального общества.

Данный закон обнаруживает глубокое внутреннее противоречие капиталистического способа производства. С одной стороны, ему присуща тенденция к абсолютному развитию производительных сил, а с другой, это развитие ведет к подрыву самой капиталистической основы. Технически это означает вытеснение рабочей силы из производства – мы имеем тем самым технически подрыв капиталистического машинного способа производства. Экономически возникающие автоматизированные комплексы производства подрывают устои частнокапиталистического предпринимательства – мы имеем социально-экономический подрыв капитализма. Вот почему сегодня на лидирующие позиции в мировой экономике выходит социалистический Китай.

Капитализм разрывается внутренней противоречивостью не только на пике своего развития. Зрелый капитализм с закономерным постоянством сотрясается кризисами. Они начались с 1825 года, когда случился первый кризис. Это были еще времена Рикардо. Но только Маркс, раскрыв механизм расширенного воспроизводства, выявил сущность кризисов. В период перепроизводства, когда рынок не готов поглотить произведенные частными производителями товары, возникают глубокие диспропорции между 1 и П подразделениями общественного производства и внутри их \имеется в виду производство средств производства и производство предметов потребления\. Происходит резкое сокращение производства, банкротства предприятий, рост безработицы, потрясение кредитной системы. Чем сложнее и развитее капиталистическая система, тем сильнее кризисы. Так возникли мировые войны в ХХ веке, а сегодня глобальные кризисы выдвинули на передний план экономики Китайскую Народную Республику.

4. Что открыл Ленин в политэкономии капитализма.

В конце Х1Х - начале ХХ вв. капитализм вступает в новую фазу развития. Эпоха свободной конкуренции и промышленного капитализма заканчивается. Наступает эпоха капитализма монополистического и торгово-промышленного. Соответственно марксизм вступает во второй период своего исторического развития – ленинизм.

В И Ленин осуществил классический анализ новой стадии капитализма в работе «Империализм как высшая стадия капитализма», написанной в первой половине 1916 года. Первым и главным признаком империализма является резко возросшая концентрация производства и возникновение монополий, то

есть гигантских предприятий, контролирующих целые отрасли. Так, в США в первые годы ХХ века почти половина всего производства в стране находилось в руках одного процента предприятий.

Монополии приобретают разные формы. Картели – такие монополии, которые договариваются об условиях продажи, сроках платежей, квотах, ценах, рынках сбыта. Синдикаты объединяют предприятия одной отрасли настолько, что они теряют свою коммерческую самостоятельность, сохраняя технологическую обособленность. В трестах их участники теряют и технологическую самостоятельность. В комбинатах объединяются предприятия не одной отрасли, как в трестах, а разных, что позволяет собственникам компенсировать ухудшение конъюнктуры в отдельных отраслях. Высшей формой монополии являются концерны. В их входят и промышленные, и торговые, и транспортные предприятия, банки и другие финансовые организации. Так, итальянский концерн «Фиат» контролировал в 1964 г. 150 компаний авто, авиа, машиностроения и других отраслей промышленности с активами в 1,3 млрд. дол. И 124 тыс. рабочих.

Монополистический капитализм не есть чисто количественно больший капитализм, чем тот, что был в Х1Х веке. «Конкуренция превращается в монополию»,- констатировал Ленин. В результате стихии свободного рынка появляется учет размеров рынка, источников сырья, рабочей силы и т.д. Но с другой стороны, эта половинчатая плановость, возникавшая на основе крупной частной собственности, одновременно делала противоречия между монополиями еще более жесткими и острыми.

Увеличение масштабов предпринимательских структур обусловило резко возросшую роль банковского капитала и слияние его с промышленным. Так возникала финансовая олигархия как второй важнейший признак империализма. Банковские монополии существовали в тех же формах, что и промышленные. Концентрация производства обуславливает укрупнение кредита по величине и удлинение его сроков. А это в свою очередь ведет к взаимопроникновению промышленного и банковского капитала. Процесс этот обоюдный: банкиры проникают в промышленные монополии, промышленники – в банковские монополии. Так, банкирский дом Морганов в начале ХХ в. овладел железнодорожной сетью в 90 тыс. км., скупая контрольные пакеты сталелитейных предприятий. С другой стороны, американский промышленник Джон Рокфеллер, основавший в 1870 г. нефтяной трест «Стандард ойл компании», затем проник в банковское дело, приобретая контрольный пакет акций «Нейшнл сити бэнк оф Нью-Йорк».

Скупка акций в акционерном предприятии создает иллюзию народного капитала, как думали на заре перестройки в СССР, а на самом деле все бразды правления находятся у финансовой олигархии.

Монополии позволяют получать компаниям сверхприбыли, образуемые за счет установления монопольных цен выше стоимости товаров. Это ведет к резкому увеличению накопления капиталов, которым становится тесно внутри национальных границ. Поэтому резко усиливается вывоз капитала, что становится третьим признаком империализма. Если для капитализма

периода свободной конкуренции типичным был вывоз товаров, то с господством монополий типичным стал вывоз капиталов. Так, если в 1862 г. Англия вывозила капитала в 3,6 млрд. франков, то в 1914 г. – 75-100 млрд. Возникает разветвленная сеть колониальных банков. Стали возникать международные картели, что дало еще один признак империализма – раздел мира между союзами капиталистов. Ленин приводит пример двух крупнейших электрических треста, заключивших договор о дележе мира. «Всеобщая электрическая компания» получила США и Канаду, а «Всеобщему обществу Электричества» достались Германия, Австрия, Россия, Голландия, Дания, Швейцария, Турция, Балканы.

В буржуазной среде появилась точка зрения, которую стали разделять и некоторые социал-демократы, в частности один из лидеров П Интернационала К.Каутский, что появление международных картелей создает основу для мира между народами. Ленин считал такую точку зрения вздорной. Империалисты, писал он, делят мир не по злой или доброй воле, а «по капиталу», «по силе». Изменение сил неизбежно ведет к мировым конфликтам. Отсюда вытекал пятый признак империализма – раздел мира между великими державами. К началу ХХ века был закончен захват незанятых земель на планете. Борьба за колонии – ответ на возросшие потребности монополий в источниках сырья и рынках сбыта, в борьбе с конкурентами.

Эмпирически наступление новой капиталистической стадии было зафиксировано многими буржуазными и социал-демократическими историками, экономистами и политиками. Однако именно Ленин осмыслил империализм как особую стадию капитализма, на которой создались уникальные политические возможности. К.Каутский считал, что империализм – это не особая стадия капитализма, а определенная политика финансового капитала, направленная на присоединение к себе аграрных областей. Ленин писал о такой позиции: «Получается затушевывание, при- тупление самых коренных противоречий новейшей ступени капитализма вместо раскрытия глубины их, получается буржуазный реформизм вместо марксизма» \т.27 с.390\.

В.И.Ленин, поняв, что империализм составляет качественно новый период капитализма, увидел, какие широчайшие перспективы для марксистов он открывает. Передел мира между ведущими империалистическими державами неизбежно создавал ситуацию слабого звена в этой империалистической цепи и возможность социалистической революции. Именно поэтому Ленин характеризовал империализм как канун социалистической революции. Гениальная политическая интуиция Ленина, основанная на его развитии марксизма, не подвела его.

5.Глобальный капитал - последняя драма товара и денег

Капитализм современный, начиная с 70-90-х годов ХХ века стал еще более сложный, чем капитализм монополистический. Он стал глобальным. Главным признаком глобального капитализма становится образование транснациональных корпораций \ТНК\. Они качественно отличаются от монополий. Вырастая за национальные рамки и становясь по величине сравнимыми с отдельными государствами первой тридцадки мира, ТНК доводят процесс накопления до предела. 500 самых крупных ТНК сосредоточили более 1\4 мирового производства товаров и услуг, 1\3 экспорта промышленной продукции и 3\4 торговли технологиями и управленческими услугами. Если конкуренция между монополиями еще вбирала в себя элементы свободного рынка, то ТНК создают конкуренцию, сравнимую с уровнем противоборства государств.

Многие исследователи пытаются рассматривать глобальный капитализм как более высокую стадию империализма. На самом деле, глобальное общество – качественно новая стадия капитализма вслед за эпохой свободной конкуренции и империализмом. Глобализм – третья стадия зрелого капитализма и последняя. Она характеризуется, прежде всего, резко возросшей концентрацией производства и обращения, вышедших за национальные рамки. 33 крупнейшие компании мира, штаб-квартиры которых находятся в США, владеют ни много, ни мало 71,8% всех котирующихся на бирже акций. Это почти 5 триллионов долл.

Вступление капитализма в новую стадию своего развития имеет объективную основу в изменениях производительных сил. Автоматизация в машиностроении, биотехнологии в сельском хозяйстве, революция в связи качественно изменили мировую экономику. Монополии вышли на международный уровень и превратились в транснациональные корпорации, способные вести хозяйство в любой точке земного шара. Отношение зарубежных активов ТНК и ТНБ \транснациональных банков\ к валовому мировому продукту возросло с 4,8% в 1945 г. до 56,8% в 1995 г.

Объективной основой транснационального капитализма стал новый этап в международном разделении труда. Интенсивно развивается внутриотраслевая специализация. Так, например, США специализируются на выпуске мощных компьютеров, а Япония – крупный экспортер бытовой электронной техники. Результатом нового этапа в международном разделении труда стало появление новых индустриальных стран \Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Малайзия, Таиланд, Индонезия\. Доля комплектующих изделий и компонентов в экспорте оборудования т транспортных средств составляет в Таиланде 32,5%, на Тайване – 36,3%, в Гонконге – 46,2%, Никарагуа – 81,6%. Другой стороной данного процесса является приток иностранного капитала в эти страны. Так, в 1988-1994 гг. приток иностранного капитала к ВВП в Таиланде составил 51,5%.

В результате возникает так называемый « новый мировой порядок». ТНК как квази-государства контролируют громадные сегменты международного рынка, подрывая основы стихийной конкуренции. Но с другой стороны, конкуренция между самими ТНК становится еще жестче. Борьба между монополиями породила слабое звено в цепи империализма, и появился Советский Союз. Борьба между транснациональными корпорациями подвела мир к тому, что лидером мира на наших глазах становится социалистическое государство.

Вторым существенным признаком глобального общества является информационная революция. Ее суть состоит в создании всемирной информационной паутины, позволяющей в считанные секунды соединиться практически с любой точкой земного шара. Одновременно новое качество связи открывает широкую перспективу автоматизации производства, что ведет к передаче технике, в том числе, и процессов технологического управления производством. Отчетливо намечается перспектива завершения эпохи физического труда. Возникают новые формы экономических отношений, например, электронная торговля товарами, которая растет громадными темпами – 160-170% в год. Электронная торговля выводит экономические отношения на новый уровень. Мировой рынок становится прозрачным и динамичным. Роль посредников в нем уменьшается.

Глобальная экономика выходит за рамки национального государства. Экономика и сопутствующие ей процессы управления, образования, культурного обмена становятся всемирными. В то же время мы пока находимся в начале этой стадии, завершающей антагонистическую предысторию человечества; стадию, на которой человечество впервые видит контуры мира как единого сообщества.

Глобализация отличается еще одним признаком–финансовой революцией. Развитие ТНК и интернационализация экономических связей требовали резкого роста кредитных ресурсов и доступности их в любой точке мирового экономического пространства. К настоящему времени ежедневный объем валютных операций во всем мире составляет около 1,5 млрд. дол., что превышает суммарные валютные резервы всех стран и вдесятеро превосходит валютные резервы, необходимые для обслуживания мирового товарообмена. Возникло кредитование не в местной, а в иностранной валюте, не подлежащее государственному регулированию. Это привело к резкому росту масштабов трансграничных потоков ссудного капитала. Сформировалась мировая финансовая система, которая практически независима гот национального государственного регулирования.

Глобальный капитализм – время господства финансового капитала. «Не будет преувеличением сказать, - пишет известный финансовый спекулянт Дж. Сорос, - что деньги правят теперь жизнью людей в большей степени, чем когда-либо раньше» \Кризис мирового капитализма, М. 2000, с.127\. По миру перемещается 1 трлн. «горячих денег», способных разрушить в одночасье любую экономику. Финансовый кризис в Юго-Восточной Азии в 1997 г., а затем бразильский и аргентинский кризисы 2001-2002 гг., мировой кризис

2008 г. убедительно показали колоссальную мощь финансового фактора в современных международных отношений.

Валютно-финансовые отношения стали настолько динамичными, что в 1971 г. по решению Президента США Р.Никсона перестал существовать золотой стандарт. Бреттон-Вудская система, базировавшаяся на фиксированных курсах валют, сменилась Ямайской системой с плавающими курсами. В итоге недельный оборот межбанковских операций равен годовому внутреннему продукту США, а оборот за период, меньший, чем месяц, всему мировому продукту.

Финансовый глобальный капитал – последняя стадия в истории капитала. Мир становится настолько целостным, что 60% всех инвестиционных контрактов приходится на 109 мегасделок. В то же время «бродячее» состояние сотен миллиардов долларов по миру подрывает эту целостность. Мир стал единым, но фундаментом этого единства наряду с Интернетом является ядерная бомба.

Вырождение глобальной конкуренции – еще один существенный признак глобальной экономики. Транснациональные корпорации, опутывая весь мир, не могут, подобно национальным монополиям эпохи империализма, развязать мировую войну без ущерба своим интересам. Вместе с тем в конкурентной борьбе они активно прибегают к террористическим актам, чтобы изменить то или иное соотношение экономических и политических сил, как это было 11 сентября 2006 г. в Вашингтоне и Нью-Йорке, как это было в Сербии и Ираке. Терроризм поэтому органически дополняет вырождающуюся конкуренцию. Кроме того, к актам террора прибегают слои населения, наиболее страдающие от глобализации, как это имеет место на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и ряде других мест. Как в России организованному социал-демократическому движению предшествовал период народнического террора, так в глобальном обществе обездоленные и слабо организованные слои и целые народы не видят других методов, кроме насильственных террористических актов. К сожалению прав М.Г. Делягин, прогнозируя, что «в долгосрочной перспективе глобальная нестабильность будет продолжать нарастать. Человечеству сказочно повезет, если через 5 лет или более оно отделается всего лишь новыми тысячами жертв» \Мировой кризис: Общая теория глобализации. М., 2003, с.335\.

Мировой глобальный кризис 2008 г. \см. работу автора «Глобализм – новая и последняя стадия капитализма»\ оповестил весь мир, что противоречия капитализма не только не устранены, но и приобрели глобальный, всемирный характер. Если раньше развитие капитализма приводило к появлению новых лидеров в буржуазном мире \Голландия – Англия – США\, то теперь история капитализма подошла к концу и лидерские полномочия переходят к государству, выходящему за исторические пределы капиталистического способа производства.

ГЛАВА Ш. КОММУНИЗМ – ЭТО НЕ УТОПИЯ.

1. Что такое коммунизм?

В «Манифесте Коммунистической партии», тонкой книжице, которая, по словам В.И.Ленина, стоит целых томов, К.Маркс и Ф.Энгельс издевались над буржуазными обывателями, для которых главными лозунгами являются свобода, собственность, семья, религия, национальность. Буржуазия, разорвав феодальные путы, свела все к бессердечному «чистогану». «В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость»\т.4 с. 426\. Свобода в буржуазном обществе есть свобода купли и продажи. Собственность для большинства членов буржуазного общества сводится к владению собой как живым орудием, продаваемым капиталисту. Семья, основанная на частной собственности, находит естественное дополнение в публичной проституции. Национальность оказывается красивой культурной ширмой, за которой буржуа прячет свой классовый интерес. Наконец, религия, освящающая порядки в обществе частных собственников. «Коммунисты, - писали Маркс и Энгельс,- могут выразить свою теорию одним положением – уничтожение частной собственности» \т.4 с.438\.

Исторические оппоненты коммунизма не понимают закономерности и длительности, непрямолинейности процесса развития и отмирания частной собственности. Она закономерно возникла и закономерно отомрет. Производительные силы, чего не знали утопические социалисты, на известной стадии становятся такими сложными и интегрированными в единый комплекс, что частная собственность становится экономически невыгодной, нецелесообразной для подавляющего большинства общества. Уже сегодня сложные технологические комплексы, например, космические станции, транспортные системы, громадные оборонные комплексы, атомные станции не могут эффективно существовать в рамках частной собственности. Она уступает место общегосударственной собственности. Сегодня, когда механизированное машинное производство вступило в свою завершающую стадию, на смену которой идет автоматизированное производство, основанное на информационных технологиях, частная собственность доживает свой век.

Коммунизм возникает закономерно в результате развития разделения труда. Зрелый коммунизм наступит тогда, когда в основном завершится эпоха физического труда.

Однако от капитализма к собственно коммунизму лежит долгий переходный период социализма, при котором сохраняются следы буржуазного права. Принцип «от каждого – по способности, каждому – по труду» сохраняет определенное неравенство между людьми. Один более силен и ловок от природы, другой слабее – в итоге они получают разные

результаты труда и, соответственно, разные вознаграждения. А если к этому добавить разные семейные условия - у одного один ребенок, у другого – пять – неравенство еще больше усиливается. Социализм, следовательно, есть такое рождение коммунизма, в котором справедливость перемежается с несправедливостью. Пропорционально сохраняющемуся неравенству существует борьба материальных интересов, и все, что ее сопровождает.

Незрелое разделение труда при социализме рождает необходимость на разных этапах социалистического строительства сочетать плановые и рыночные методы управления. В разные периоды на первый план выходят то одни, то другие хозяйственные подходы. Но в любом случае доминируют общегосударственные интересы, выраженные в общегосударственной собственности.

В зрелом коммунистическом обществе отпадет необходимость в рыночном хозяйстве. Буржуазные утопии о том, что в природе человека заложено быть свободным и иметь собственность, сродни античным утопиям о рабовладении как естественном свойстве человека. Сложное, концентрированное в один комплекс хозяйство будет диктовать необходимость прямого учета труда всех звеньев экономической системы. Человек при этом сосредоточится на интеллектуальном сопровождении работы сложных автоматизированных систем.

Человечество выходит на финишную прямую своей антагонистической истории. Так называемый постмодерн предстает историческим периодом разложения капиталистической и всей антагонистической истории. Неудивительно, что передовые буржуазные мыслители современности предчувствуют это. Э.Тоффлер в своем «Шоке будущего» приводит высказывания целого ряда ученых и общественных деятелей. Так, Дж. Томпсон, британский физик – нобелевский лауреат, сравнивает сегодняшние перемены в обществе не с индустриальной революцией, а с появлением сельского хозяйства в эпоху неолита. Джон Дайболд, американский эксперт по автоматизации, убежден, что «последствия технической революции, которые мы сейчас переживаем, будут более глубокими, чем какие-либо социальные изменения, которые мы испытывали раньше» \с.25\. Известный экономист Кеннет Боулдинг замечает, что «относительно многочисленные статистические данные о деятельности человечества свидетельствуют: дата, разделяющая историю на две равные части, находится на памяти нынешнего поколения» \с.26\. Об этом же писал академик Н.Н.Моисеев \см. его работу «Универсум. Информация. Общество» - М., 2001, с.147\.

За антагонистической историей начинается эпоха подлинной истории человечества, о которой писал К.Маркс. Ранний социализм в СССР, Китае, странах Восточной Европы, Кубе,Вьетнаме и ряде других стран дал ряд удивительных примеров коллективистского общежития, которых не знал доселе мир – от воспитания детей в детсадах до широкого участия трудящихся во всех органах власти.

Коммунизм кардинально изменяет отношения между людьми в обществе. Они в зрелой степени становятся развитыми субъектами творчества, а не

полуживотными дикарями, бьющимися за добычу, за власть, за новые территории. Антагонизмы, основанные на непримиримости частных интересов, уйдут в прошлое, как ушло рабство и крепостничество.

Неузнаваемо изменятся отношения между мужчиной и женщиной. Женщина полностью сравняется с мужчиной в своем социальном положении. Семья, не основанная теперь на частном интересе, не будет больше сопровождаться внешним принуждением со стороны государства и в этом смысле отомрет – станут господствовать отношения любви и глубокого уважения между мужчиной и женщиной в процессе воспитания детей.

Перестанут существовать национальные перегородки между народами. В мире установятся интернациональные отношения дружбы между всеми людьми. Социальная почва для войн перестанет существовать. Люди станут настолько развитыми существами, что религия превратится в памятник истории и культуры.

Однако коммунизм далеко не безмятежное будущее с молочными реками и кисельными берегами, где бы человек остановится и блаженствовал в безделии. Да, всем будет хватать хлеба, работы, жилья, одежды и всего, что жизненно необходимо. Но возникнут новые, более тонкие и не менее мучающие человека проблемы – качества и содержания деятельности, экологические угрозы, оптимизация управления усложняющимися коллективами, в которых каждый творец, обостряющаяся тонкость взаимоотношений одного индивида и другого, слияние всех народов в одну целостность, резко прогрессирующая интенсивность жизни, новые болезни и многое другое. Жизнь будет сложнее, чем когда-либо.

Многим сказанное покажется фантазией. Однако вспомним античность и феодализм. Если бы Аристотелю или Фоме Аквинскому сказали, что скоро все члены общества будут юридически свободными от личной зависимости гражданами, они бы сочли это за глупость. А первых провозвестников буржуазной свободы жгли на кострах. Но капитализм победил…

175 лет назад К.Маркс и Ф.Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии» научно провозгласили идею неизбежности социалистической революции. Когда Маркс умер в 1883 г., за его гробом шло всего несколько человек. Правда, прощаясь со своим великим другом, Энгельс сказал в ту минуту, что человечество стало ниже на целую голову. Но уже в 1917 году свершилась первая победившая социалистическая революция – Великая Октябрьская Социалистическая Революция в России. А еще через сто лет после нашей революции произойдет еще более эпохальное событие. Мировым лидером №1 в экономике и культуре станет еще одна социалистическая страна – Китайская Народная Республика. Крот истории делает свое дело…

2. Кому страшна диктатура пролетариата, и чем отличается

революция от рождения ребенка?

Мы уже сказали выше, что управление в социально неоднородном, классовом обществе носит характер государственной власти. Властные распоряжения тем и отличаются от просто управленческих решений, что они опираются на силу принуждения, на репрессивный аппарат. Вы можете ненавидеть власть, но обязаны выполнять ее декреты. Отсюда следует, что всякое государство классово. Оно существует в условиях такого разделения труда, когда существует антагонизм умственного и физического труда и антагонизм социальных групп. Всякое государство есть поэтому диктатура господствующего класса.

Вопрос о диктатуре пролетариата – принципиальный для позиции действительного коммуниста и марксиста. Неслучайно В.И.Ленин писал: «Марксист лишь тот, кто распространяет признание классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого \да и крупного\ буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма» \т.33 с.34\.

Для либерала государство – это сила, которая примиряет и гармонизирует отношения между людьми в обществе. Все люди, согласно этой концепции, члены гражданского общества, охраняемые правовым государством. Для марксиста государство – машина управления в интересах господствующего класса.

Диктатура пролетариата есть особая историческая форма государства. Она признает себя открыто орудием победивших трудящихся. Она ломает старую буржуазную государственную машину и в смысле замены старых управленческих кадров, и в смысле установления новых принципов управления государством. Неудивительно, что в ходе первой победившей в мире социалистической революции в России вопрос о диктатуре пролетариата разделил революционеров-марксистов и оппортунистов из П Интернационала. Результатом полемики Ленина с оппортунистами стал ряд блестящих работ, и, прежде всего, «Пролетарская революция и ренегат Каутский» \1918 \, ставшая ответом на брошюру Каутского «Диктатура пролетариата», вышедшую в Вене в 1918 г.

К.Каутский исходил из ложного тезиса о том, что «буквально слово диктатура означает уничтожение демократии» \т.37 с.242\. Ленин в ответ на это пишет: «Либералу естественно говорить о «демократии» вообще. Марксист никогда не забудет поставить вопрос: «для какого класса?». Всякий знает, например, - и «историк» Каутский знает это тоже, - что восстания или даже сильные брожения рабов в древности сразу обнаруживало сущность античного государства, как диктатуры рабовладельцев. Уничтожала ли эта диктатура демократию среди рабовладельцев, для них? Всем известно, что нет» \т.37 с. 243\.

Фактически Каутский скатывался на уровень либерала. «Чистая демократия, - подчеркивает Ленин, - есть лживая фраза либерала,

одурачивающего рабочих. История знает буржуазную демократию, которая идет на смену феодализму, и пролетарскую демократию, которая идет на смену буржуазной» \т.37 с.251\. Ленин приводит примеры буржуазной демократии и, прежде всего, говорит о буржуазном парламентаризме. «Можно ли допустить, что ученый Каутский никогда не слыхал о том, как биржа и банкиры тем больше подчиняют себе буржуазные парламенты, чем сильнее развита демократия. Из этого не следует, что не надо использовать буржуазный парламентаризм \и большевики так усиленно использовали его, как едва ли другая партия в мире, ибо в 1912-1914 гг. мы завоевали всю рабочую курию в 1У Думе\. Но из этого следует, что только либерал может забывать историческую ограниченность и условность буржуазного парламентаризма, как забывает об этом Каутский»\т.37 с.255\.

Итак, для классиков марксизма-ленинизма государство всегда классово. Ленин приводит слова Энгельса о том, что «говорить о свободном народном государстве есть чистая бессмыслица: пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство, как таковое, перестает существовать» \т.37 с.252\. Как уже отмечалось выше, грехопадение советского государства началось в том числе с тезиса об общенародном государстве, появившемся в период Л.И.Брежнева. от тезиса от общенародного государства до открыто буржуазного тезиса о гражданском обществе и правовом государстве был всего один шаг, и он был сделан в 90-е годы.

Для Ленина, как и для Маркса и Энгельса, демократия есть форма государства, и отмирание государства означает и отмирание демократии. Отмирающая демократия будет превращаться в коммунистическое самоуправление.

Переход от буржуазной демократии к пролетарской государственности есть качественный скачок. По своей политической сущности он представляет собой революцию. Мирную или немирную – это второй вопрос. Но в любом случае происходит революционный процесс слома буржуазного государства и рождения пролетарской государственности. Учение о революции – важнейшая составляющая марксистско-ленинского политического учения.

Революция – высшая форма классовой борьбы. Сущность революции – в кардинальной смене власти, открывающей перспективу новых экономических отношений и нового технического и духовного развития. В.И.Ленин не раз подчеркивал, что переход государственной власти из рук одного в руки другого класса есть первый, главный, основной признак революции как в строго научном, так и практически-политическом значении этого понятия. Всякая революция завершается установлением политического господства \диктатуры\ нового класса.

Революции предшествует особо кризисное состояние общества, отражаемое понятием революционная ситуация. Это понятие введено в научное обществоведение В.И.Лениным. В работе «Крах П Интернационала» он выделил три главных признака революционной ситуации: «1\

Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому. 2\ Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3\ Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению» \т.26 с. 218\. Проще говоря, революционная ситуация создается тогда, когда верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому. Маркс поэтому называл революции «локомотивами истории», «праздником угнетенных».

Для сознания, страдающего особой советской близорукостью \когда бывшие советские граждане продолжают думать, что правительство и депутаты радеют о народе\, смешанной с патриархальной верой в доброго царя, подчеркнем особо: революции возникают не в результате ошибок правителей и козней революционеров-экстремистов. Они столь же объективны, как и болезненное рождение ребенка, которое иногда приводит даже к смерти матери. Антагонистические формации таковы, что господствующие классы не хотят отдавать власть и собственность, и появляется та сила, которая устраняет отжившие и тормозящие развитие общества классы. Классовая борьба закономерно развивается до революции. Природа антагонистических противоречий основывается на частной собственности и эксплуатации одних классов другими. Вот почему надеяться, будто современная Россия, осуществившая буржуазную Реставрацию в экономике и политике, сможет теперь навсегда избежать революций и эволюционно войти в мировую цивилизацию, и ненаучно в теоретическом отношении, и недальновидно на практике. Осуществив Реставрацию, Россия начала путь к новой социалистической революции.

Более того, на наш взгляд, Россия эпохи буржуазной Реставрации уже пережила одну революционную ситуацию, сложившуюся к концу 90-х годов. Фактически проиграв повторные президентские выборы, беспомощный и больной Ельцин подвергся процедуре импичмента в Государственной Думе. Олигархические верхи упредили полную революционную развязку, вынудив досрочно покинуть Ельцина президентский пост и выдвинув на него человека, сделавшего первый компромисс с прежней советской системой. Был возвращен советский гимн как символ грядущих политических перемен.

После декабрьских парламентских \2011 г.\ и мартовских президентских \2012 г.\ выборов, когда Коммунистическая партия России сделала вывод об их нелегитимности, начала складываться новая революционная ситуация, которая должна привести к коренному изменению положения в стране – российская модель капитализма будет отвергнута так же, как и западная модель 90-х годов.

Ленин подчеркивал, что объективное содержание революционной ситуации не исчерпывает ее. Он писал: «…Не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам, присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить \или надломить\ старое правительство, которое никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадет», если его не уронят» \т.26 с.219\. Ключевая роль в субъективном факторе принадлежит авангарду революционного класса, каким в развитых обществах выступают политические партии.

Со вступлением на политическую арену в середине Х1Х века пролетариата как класса, преследующего свои самостоятельные политические цели, и началом эпохи пролетарских революций возникают пролетарские партии. Они качественно отличаются от буржуазных партий. Во-первых, тем, что опираются на зрелую диалектико-материалистическую методологию в понимании общественных явлений. Во-вторых, своей принципиальной открытостью. Признавая открыто идею диктатуры пролетариата, коммунисты выступают не за установление господства рабочих над всеми остальными членами общества, а за такое развитие общества, когда государственность начнет перерастать в коммунистическое самоуправление. В-третьих, качественно новыми основами организационного строения партии. Принцип демократического централизма, связь с трудящимися массами, участие в работе первичных организаций с уплатой членских взносов, моральные нормы строителей коммунизма позволили создать коммунистические и рабочие партии как партии нового типа.

Трагедия КПСС состояла во многом в отходе и вождей, и многих рядовых ее членов от ленинских норм партийной жизни. Но вместе с тем в КПСС была и другая часть коммунистов, взращенная советской властью. В трудные годы буржуазной Реставрации они остались коммунистами и возглавили борьбу за возрождение советской системы.

«Союз коммунистов», возникший в середине 40-х гг. в Европе, был первой формой пролетарской партийности. На смену ему пришел 1 Интернационал, в котором Маркс и Энгельс также играли ключевую роль. После них возник П Интернационал, который в новых исторических условиях раздвоился на революционное, ленинское крыло и оппортунистическое, призывавшее к победе своих правительств в Первой мировой войне и против большевистской диктатуры в Советской России. Рождение мировой социалистической системы после Второй мировой войны и разгрома фашизма родило и союз коммунистических и рабочих партий, начиная с середины ХХ в. Однако с началом буржуазной Реставрации в России мировое коммунистическое движение также попадает в полосу кризиса и только сейчас начинает возрождаться.

Революции различаются по своему характеру и движущим силам. Характер революции определяется теми коренными целями, которые она

призвана достичь. Буржуазная, буржуазно-демократические революции приводят к власти буржуазию и утверждают капиталистические производственные отношения. Социалистическая революция устанавливает господство пролетариата, берущегося за строительство социализма. Характер революции связан с движущими силами, то есть теми классами и слоями, которые осуществляют революцию и заинтересованы в ее победе. Однако эта связь далеко не однозначная. Так, стала классической дискуссия Ленина и большевиков с меньшевиками по вопросу о роли, которую должен был играть пролетариат в буржуазно-демократической революции 1905-1907 гг. в России. Меньшевики утверждали, что пролетариат не должен быть главной движущей силой революции, которая не ставит непосредственно социалистических целей. Ленин же, следовавший идее о возможности перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, и считавший, что углубление демократических преобразований в любом случае будет приближать к социалистической революции, утверждал, что пролетариат должен играть в революции 1905 г. ведущую роль. Он был убежден, чьл в новых исторических условиях, когда буржуазия на каждом шагу шла на компромисс с царизмом, когда главным в стране был земельный вопрос, пролетариат должен возглавить революцию и привести ее к созданию Временного революционного правительства с участием социал-демократов.

Всякая революция уникальна. В историю мировой политологии одну из самых блестящих страниц вписал К.Маркс своей работой «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», в которой он анализировал революцию 1848 г. во Франции. Если Великая французская буржуазная революция 1789 ш. была чисто буржуазной и по целям, и по движущим силам, так как пролетариат выступал заодно с буржуазией против феодалов, то в революции 1848 г. пролетариат выступает уже самостоятельной силой, а сама революция является фактически буржуазно-демократической. Однако пролетариат был еще слаб и неразвит, поэтому его лидеры – Луи Блан, Альбер – вошли во временное правительство, взявшись за социальные проблемы, не обладая реальной экономической и политической силой. Но даже такое участие рабочих лидеров буржуазия не потерпела после новых выборов в мае 1848 г., когда буржуазия одержала убедительную победу. Восстание пролетариата в июне 1848 г. было потоплено в крови, иллюзии развеяны и на смену требованиям частичных уступок «выступил смелый революционный лозунг: Низвержение буржуазии! Диктатура рабочего класса!» \т.7 с.31\.

Франция металась между роялистами и крупной буржуазией, склонной к компромиссу с монархией, с одной стороны, и пролетариатом и мелкой буржуазией, с другой. В условиях примерного равновесия и усиления влияния буржуазии расцвел бонапартизм Наполеона Ш, разогнавшего роялистский парламент и вернувшего Империю \вот откуда название работы Маркса – в нем он проводит аналогию переворота Наполеона 1, совершенного восемнадцатого брюмера, с переворотом Наполеона Ш, также приведшего страну к империи\. Если революция 1789 г. шла все время по

восходящей линии – от конституционалистов к жирондистам и от них – к якобинцам,- то революция 1848 г., начав с восстановления республики, переживает затем поражение пролетариата, потом - мелкой буржуазии, а затем и самой республики. К.Маркс показывает, что в условиях примерного баланса классовых сил бонапартизм 1848 -50-х гг. опирался на забитую часть крестьянства, люмпенских слоев населения и на полицейскую государственную машину. Напротив, революционное крестьянство, по Марксу и Энгельсу, - важнейший союзник пролетариата. Оно может быть таковым не только на демократической стадии революции, но и собственно социалистической. Маркс писал, что благодаря крестьянству «пролетарская революция получит тот хор, без которого ее соло во всех крестьянских странах превратится в лебединую песню» \т.8 с.607\.

Обобщая опыт революций 1848 г., Маркс и Энгельс высказывают идею непрерывной революции – от буржуазной и демократической стадии к собственно социалистической. Как показал опыт России, идея непрерывной революции от буржуазно-демократического февраля к социалистическому октябрю оказалась чрезвычайно глубокой и плодотворной.

После 1848 г. начинается эпоха пролетарских революций. Пролетариат, стремясь к своим интересам, одновременно выражает интересы всех трудящихся масс. Как таковой он стремится к объективному уяснению происходящих событий. Поэтому его революции качественно отличаются от революций прошлого. «Прежние революции,- писал Маркс,- нуждались в воспоминаниях и всемирно-исторических событиях прошлого, чтобы обмануть себя насчет своего собственного содержания. Революция Х1Х века должна предоставить мертвецам хоронить своих мертвых, чтобы уяснить себе собственное содержание. Там фраза выше содержания, здесь содержание выше фразы» \т.8 с.122\.

Во всех революциях, тем более пролетарских, особую роль играют вожди. Мужество и трезвое понимание происходящих событий – главные качества народных вождей, по Марксу и Энгельсу. С громадным уважением изображает Ф.Энгельс руководителя народного движения периода Реформации в Германии ХУ-ХУ1 вв. Томаса Мюнцера: «На казнь он шел с тем же мужеством, с каким жил. К моменту казни ему было, самое большее, двадцать восемь лет» \т.7 с.378\. Диалектика объективного и субъективного в революции такова, к сожалению, что иногда восстание вспыхивает, еще не будучи готовым к победе. Деятельность самих Маркса и Энгельса как первых научных вождей пролетариата пришлась на первый период зрелого капитализма, когда пролетариат еще только превращается из класса в-себе в класс для-себя, не будучи готовым и достаточно зрелым для захвата власти.

Практическому партийному работнику следует знать, что коммунистическое движение практически всегда сопровождается таким явлением, как оппортунизм. Оппортунизм есть скатывание с пролетарских, марксистских позиций на позиции буржуазные и мелкобуржуазные. Он бывает правым и левым. Правый оппортунизм – это, прежде всего, ревизионизм. Когда капитализм вступил в стадию империализма, монополии

стали практиковать подкуп верхних слоев пролетариата, стала возникать рабочая аристократия. В этих условиях возник ревизионизм, в частности Э.Бернштейна, который стал отрицать революционный характер смены капитализма социализмом. Всякий правый оппортунизм есть врастание во власть, соглашательство с нею, преувеличение парламентских методов борьбы. Левый оппортунизм, напротив, искусственно завышает шкалу революционности. Такова была позиция Бакунина во времена Маркса. Таков троцкизм, пытавшийся разжечь мировую революцию. Таковы некоторые сегодняшние ультралевые подходы, пытающиеся упрощенно толковать вопросы передачи власти самим трудящимся.

3. Величие Парижской Коммуны.

Парижская Коммуна стала первым историческим опытом диктатуры пролетариата. Пролетарская революция во Франции в 1871 г. была осмыслена К.Марксом в его работу «Гражданская война во Франции», появившейся как воззвание Генерального Совета 1 Интернационала. Революция вспыхнула во Франции, когда Империя Луи Бонапарта, запутавшись в противоречиях, потерпела сокрушительное противоречие от бисмарковской Германии. После того, как 4 сентября парижские рабочие провозгласили республику, власть захватили продажные политиканы во главе с Тьером. В ответ пролетариат объявил о переходе власти к Коммуне.

Первым декретом Коммуны было уничтожение постоянного войска и замена его вооруженным народом.. Это был важнейший шаг революции, разбивающей старый репрессивный аппарат и втягивающий в управление массы простого народа. Вторым принципиальным решением Коммуны был слом старого чиновничьего аппарата. Коммуна, по словам Энгельса, применила два безошибочных средства. «Во-первых, она назначила на все должности, по управлению, по суду, по народному просвещению, лиц, выбранных всеобщим избирательным правом, и притом ввела право отзывать этих выборных в любое время по решению их избирателей. А во-вторых, она платила всем должностным лицам, как высшим, так и низшим, лишь такую плату, которую получали другие рабочие. Самое высокое жалование, которое вообще платила Коммуна, было 6000 франков. Таким образом, была создана надежная помеха погоне за местечками и карьеризму, даже и независимо от императивных мандатов депутатам в представительные учреждения, введенных Коммуной сверх того» \т.22 с.200\.

Коммуна вызвала оживленные толкования ее. Маркс писал: «Обычной судьбой нового исторического творчества является то, что его принимают за подобие старых и даже отживших форм общественной жизни… Так и эта Коммуна…» \т.17 с.334\. Одни видели в ней попытку союза мелких государств, другие – форму борьбы против чрезмерной централизации, третьи – восстановление господства городов, которое было при Луи-Филиппе и сменилось господством деревни при Луи Бонапарте. Для Маркса сущность Коммуны состояла в том, что «она была, по сути дела, правительством

рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против класса присваивающего; она была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда» \т.17 с.345=346\.

Первый исторический опыт диктатуры пролетариата отличался и тем, что другие классы, близкие по своему положению е пролетариату, признали в революции главную роль пролетариата и пошли за ним. Таковы были мелкие торговцы, ремесленники, купцы. Буржуазная реакция сделала все необходимое, чтобы отрезать Париж от остальной Франции и не допустить, когда вспыхнет крестьянское восстание в поддержку восстания пролетариата.

Коммуна выступила противоположностью буржуазному парламентаризму с его разделением властей. «Коммуна должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы» \т.17 с.342\. Большинство членов такой власти состояло из рабочих или их признанных представителей. В результате, как подчеркивал Маркс, «исчезла иллюзия, будто административное и политическое управление – это какие-то тайны, какие-то трансцендентные функции, которые могут быть доверены только обученной касте…\т.17 с.349\.

Парижская Коммуна как первая историческая форма диктатуры пролетариата подчеркнуто показала свой интернациональный характер в отличие от действий буржуазных республиканцев в 1848 г. Она снесла Вандомскую колонну, символизировавшую завоевания Наполеона. Она назначила немецкого рабочего Лео Френкеля своим министром труда, выдвинула в число руководителей среди защитников Парижа героических сынов Польши – Я.Домбровского и В.Врублевского.

Революционная Коммуна произвела громадное моральное действие. Маркс писал: «Коммуна изумительно преобразила Париж! Распутный Париж Второй Империи бесследно исчез» \т.17 с.353\. Резко упала преступность. «Париж – весь истина, Версаль – весь ложь»,- восклицал Маркс.

Маркс обоснованно считал, что если бы вся Франция организовалась по образцу Парижа, революция победила бы. Однако Коммуна, в которой доминировали мелкобуржуазно настроенные прудонисты и бланкисты, оказалась не готовой к самым решительным мерам, чтобы отстоять свои завоевания. Коммунары дали увлечь себя переговорами, не начав решительного наступления на Версаль, когда враги революции не были готовы к серьезным сражениям. Они не использовали тактику революционного террора, дав возможность безнаказанно реакционерам сплачивать свои силы. Коммуна не взяла под контроль Французский банк.

Пролетарская революция выявила важнейшую закономерность, повторявшуюся потом много раз. Против пролетариата объединяется буржуазия самых разных стран. Нанеся поражение восставшему народу, буржуа с небывалой жестокостью преследовали революционеров. «Перед небывалыми гнусностями 1871 г. бледнеют даже зверства буржуазии в июне

1848 г.,- писал Маркс.- Самоотверженный героизм, с которым весь парижский народ – мужчины, женщины и дети – еще целую неделю сражался после того, как версальцы вступили в город, отражают величие его дела так же ярко, как зверские бесчинства солдатни отражают весь дух той цивилизации, наемными защитниками и мстителями за которую они были» \т.17 с.360\. И Марксу, и Энгельсу было ясно, что после Парижской Коммуны начинается новая политическая история, и новая стадия борьбы пролетариата за свое освобождение. Маркс писал: «Париж рабочих с его Коммуной всегда будут чествовать как славного предвестника нового общества. Его мученики навеки запечатлены в великом сердце рабочего класса. Его палачей история уже теперь пригвоздила к тому позорному столбу, от которого их не в силах будут освободить все молитвы их попов» \т.17 с.366-377\.

Еще одна важнейшая историческая заслуга Парижской Коммуны состояла в том, что, по словам Энгельса, она «была в то же время могилой прудоновской социалистической школы. Эта школа теперь исчезла из среды французских рабочих; здесь теперь безраздельно господствует теория Маркса \т.17 с.198\.

В целом парижская Коммуна, став первым опытом победившего пролетариата, показала, как на деле диктатура пролетариата должна вытеснить буржуазное государство. Тем самым, Коммуна открыла дорогу Октябрю 1917 г.

4.Первая победившая социалистическая революция.

России выпала великая историческая миссия стать родиной первой в мире победившей социалистической революции. К 1917 г. страна стала целым клубком противоречий: между помещиками и крестьянами, рабочими и капиталистами, между центром и национальными окраинами, между развитыми странами Европы и Россией, несшей колоссальный ущерб от 1 мировой войны.

Социалистической революции предшествовала февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. В январе-феврале 1917 г. резко усилилось забастовочное движение с лозунгами: «Долой самодержавие!», «Долой войну!». Несмотря на попытки жестокого подавления волнений, 27 февраля солдаты Петроградского гарнизона стали переходить на сторону восставших, царские министры были арестованы и отправлены в Петропавловскую крепость. Создается Петроградский Совет рабочих депутатов, возглавляемый членами 1У Думы – меньшевиками П.С.Чхеидзе \председатель\ и М.И.Скобелевым; эсером А.Ф.Керенским и большевиками А.Г.Шляпниковым и П.А.Залуцким. Совет создает Временное правительство из октябристов, кадетов, Керенского. 2 марта Николай П подписывает отречение. Временное правительство объявляет политическую амнистию, свободу слова, печати, собраний, отмену всех сословий, религиозных и национальных ограничений, замену полиции народной милицией, выборы в органы местного самоуправления. Главные вопросы – о политическом строе,

о земле, о самоопределении народа – откладывались до созыва Учредительного собрания. Вопрос о прекращении войны даже не ставился.

Реальной властью обладали Советы. Так создалась неустойчивая система двоевластия. 3 апреля в Петроград из Женевы возвращается лидер большевиков В.И.Ленин. В знаменитых «Апрельских Тезисах» он рассматривал февральскую революцию как начало европейских революций и как первый этап революционного процесса в России. Он подчеркивал, что главный вопрос текущего момента – вопрос о войне. Прекратить войну нельзя, не перейдя от первого этапа революции – буржуазно-демократического – ко второму этапу, призванному передать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства. Отсюда следовал лозунг: «Никакой поддержки Временному правительству!». Не парламентарная республика, а Советы рабочих депутатов - такую цель выдвинул Ленин.

Либеральная буржуазия, эсеры и меньшевики попытались с помощью мятежа генерала Корнилова попытались склонить чашу весов в свою сторону. Однако мятеж провалился. В сентябре 1917 г. около 80 крупнейших городов поддержали Советы. Ленин выдвигает лозунг «Вся власть Советам!».

Большевики создают Военно-революционный комитет и, несмотря на противодействие Л.Б.Каменева и Г.Е.Зиновьева, совершают вооруженное восстание, занимают 24 октября \7 ноября по новому стилю\ все важнейшие объекты жизнеобеспечения Петрограда. Днем 25 октября на открывшемся П Съезде Советов Ленин заявил: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, свершилась!». П Съезд Советов по докладу Ленина принял «Декрет о мире», «Декрет о земле», и образовал советское правительство – Совет Народных Комиссаров.

Левые эсеры отказались от предложения войти в состав Правительства, и первый СНК был чисто большевистским. Оценивая его, глава миссии американского Красного Креста, свидетель октябрьских событий, полковник Р.Роббинс писал: « Первый Совет Народных Комиссаров, если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владели, по своей культуре и образованности был выше любого кабинета министров в мире» \см. Курс отечественной истории 1Х-ХХ вв. Под ред. Ольштынского Л.И. М.,2002 с.229-230\.

В мировой историографии продолжаются споры об объективности и необходимости социалистической революции в России. Меньшевики полагали, что Россия должна пройти определенный путь развития капитализма и только тогда можно будет браться за социалистические преобразования. Буржуазные историки вообще сводят Октябрьскую социалистическую революцию к волюнтаристскому перевороту экстремистов. На самом деле в 1917 г. в России сложилось уникальное совпадение разнообразных условий и причин, обусловивших революционный взрыв масс. Россия оказалась наиболее слабым звеном в империалистической цепи. На собственно империалистическое противоречие

труда и капитала наложились пережитки самодержавия, противоречия, вызванные первой мировой войной, а также межнациональные противоречия.

Октябрьская революция разрешила все основные противоречия, накопившиеся в России к 1917 г. Она дала фабрики и заводы рабочим, землю крестьянам, остановила войну, устранила национальный гнет , ввела 8-часовой рабочий день, бесплатное медицинское обслуживание и образование, стала решать жилищную проблему. Революция открыла эпоху целой серии европейских и азиатских революций. Благодаря Октябрьской революции стал меняться и сам капитализм – настолько, что затем заговорили о «шведском социализме», например. Образно выразил отношение к Октябрьской революции американский классик литературы – Теодор Драйзер. Он приветствовал Октябрь только за то, что революция устранила детский подневольный труд.

Советы народных депутатов стали формой социалистического народовластия, победившей диктатуры пролетариата. Новое государство, в которое к началу 1918 г. вошли и левые эсеры, пошло на созыв Учредительного Собрания, которое еще после отречения царя должно было собраться, но Временное правительство не сделало этого. Эсеры, меньшевики и большевики в составе Учредительного Собрания составили 85%. Все, включая правых эсеров, считали, что Учредительное Собрание должно либо поддержать решения Советского правительства, либо нет. 5 января Учредительное Собрание не приняло предлагаемую большевиками «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и не поддержало Советское правительство. Большевики и левые эсеры покинули заседание, а 6 января ВЦИК принял декрет о роспуске Учредительного Собрания. 13 января Ш Съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов объявил Россию Республикой Советов.

Советская Республика стала качественно новым типом государства. В ней не было буржуазного разделения властей. Народ принимал законы, и он же их исполнял. Исполнительные чиновники выражали интересы трудящихся, а не капиталистов, поэтому они и сами могли быть депутатами. С другой стороны, в законодательных и представительных органах заседали рабочие, крестьяне, военные, учителя, врачи, ученые, артисты и представители многих других профессий. Впервые возникло государство не эксплуататоров, а самого народа. Оно открыто заявило о своем классовом характере, потому что не ставило своей целью уничтожение всякой эксплуатации и классов как таковых.

В то же время история раннего социализма - это труднейший этап становления нового общества. Он закономерно прошел разные, даже противоположные друг другу этапы, пока не выполнил своей исторической миссии и не ушел в историю, породив буржуазную Реставрацию как уродливый переход к новой, собственно зрелой стадии социализма.

В истории раннего социализма следует выделить несколько закономерно сменяющих друг друга этапов: 1\становление раннего социализма, или переходный период с 1917 г. по середину 30-х гг., 2\этап первоначального

укрепления раннего социализма с середины 30-х по середину 50-х гг., 3\развертывание противоречий собственно раннего социализма с конца 50-х по конец 80-х гг., 4\гибель раннего социализма и буржуазная Реставрация с начала 90-х гг.

5.Почему случилась буржуазная Реставрация в СССР?

Марксисты должны уйти от легковесного, ненаучного объяснения случившейся буржуазной Реставрации в СССР фактом субъективного предательства лидеров КПСС.

Первые шаги невиданного ранее человеческой цивилизацией социализма сразу же подтвердили правоту слов Ленина о том, что в отсталой стране социалистической революции легче победить, но труднее развиваться дальше. Мелкобуржуазная стихия грозила захлестнуть социалистические преобразования. Поэтому первым и естественным опытом раннего социализма стала политика «военного коммунизма» - тот зародыш, из которого развивался весь ранний социализм. Военный коммунизм стал ответом на попытку мировой буржуазии задушить социалистическую революцию.

Задачи обеспечения армии продовольствием обусловили введение хлебной монополии, а затем и продовольственной диктатуры в целом. «Продотряды», «комбеды» насильственно изымали излишки продуктов у сельского населения, что в свою очередь подталкивало к обострению противоречий в деревне и к гражданской войне. Политика «военного коммунизма» включала в себя продразверстку, национализацию даже мелкой промышленности, запрещение торговли, свертывание денежного обращения, натурализацию зарплаты, уравниловку, трудовую повинность.

В этих условиях УШ Съезд РКП\б\ в марте 1919 г. принимает 2 программу партии – программу построения социализма. В условиях растущего авторитета партии большевиков в нее вступило 270 тыс. новых членов.

Политика «военного коммунизма» помогла молодой советской республике одержать победу в гражданской войне. Однако после войны она натолкнулась на сопротивление населения, в первую очередь крестьян. Х Съезд РКП\б\ \1921 г.\ заменил продразверстку налогом и открыл новую экономическую политику. В условиях НЭПа в 1922 г. были приняты Гражданский, Трудовой и Земельный Кодексы, Положение о трестах. Однако все основные рычаги экономики – крупная промышленность, земля, банки, транспорт, внешняя торговля – находились в руках государства. Одновременно утверждается фактическая однопартийность, эсеры и меньшевики в гражданской войне боролись с советской республикой. 160 деятелей культуры по декрету 10 августа 1922 г. «Об административной высылке лиц, признанных социально опасными» были высланы из страны.

В условиях нэпа разрешались мелкая и средняя частная собственность, наемный труд в сельском хозяйстве, концессии в промышленности. В случае концессий государство передавало свои предприятия и природные ресурсы, в том числе иностранному капиталу, получая за это определенные налоги. Остальная часть прибыли могла использоваться и за рубежом. Большое значение имела финансовая реформа. Советский червонец стал самой твердой валютой в мире. Одновременно стали оживляться эксплуататорские классы – так называемые «нэпманы», или новые буржуа.

Главной заслугой экономики начального периода раннего социализма стало проведение индустриализации общества, курс на которую выработал Х1У Съезд ВКП\б\.

Вскоре обнаружилось противоречие социалистического уклада в промышленности и мелкобуржуазного крестьянства, о чем писал И.В.Сталин: «Можно ли в продолжение более или менее долгого периода времени базировать Советскую власть и социалистическое строительство на двух разных основах – на основе самой крупной и объединенной социалистической промышленности и отсталого мелкотоварного крестьянского хозяйства? Нет, нельзя. Это когда-нибудь должно кончиться развалом всего народного хозяйства» ( «К вопросам аграрной политики в СССР», М., 1957 , с.7). В итоге к концу 1929 г. Сталин свертывает нэп и делает крутой поворот в сторону резкого увеличения индустриализации и коллективизации. Он меняет показатели 1 пятилетки \1928=1932\ в сторону заметного увеличения. Сторонники нэпа – бухаринцы, обвиненные в «правом уклоне»,- были исключены из партии и репрессированы.

При И.В.Сталине ранний социализм вступил в полосу своей первой зрелости. ХУП \1934\ и ХУШ \1939\ Съезды ВКП\б\ утвердили 2 и 3 пятилетки. Страна сделала резкий скачок вперед, выйдя к концу 30-х гг. на первое место в Европе и на второе место в мире, а также вошла в число 3-4 стран мира, способных производить любой вид промышленной продукции, доступный в то время человечеству.

5 декабря 1936 г. на УШ Съезде была принята новая Конституция, утвердившая, что основы социализма построены. На самом деле были заложены основы самого раннего социализма как начала социализма, после чего началась первая зрелая стадия раннего социализма. Этот ранний зародыш нового общественного строя отличался колоссальными перегибами в управлении экономикой, политическими репрессиями, из-за которых погибли тысячи невинных людей. Но главное состояло в другом. Несмотря на эти трагические ошибки, ранний социализм выжил и выстоял в самом начале своего пути, и, более того, выдвинулся как второй колосс человеческой цивилизации ХХ века.

Отказ от нэпа диалектически, по спирали возвращал страну к административно-командной, или мобилизационной модели развития. В повестку дня встал вопрос о возможности победы социализма в «одной отдельно взятой стране». Бухарин, Троцкий, Каменев, Зиновьев ставили под сомнение возможность такой победы. Сталин и его сторонники утверждали

обратное, и их линия возобладала. В итоге СССР разгромил фашизм и доказал жизнеспособность нового общественно-политического и экономического строя.

После второй мировой войны к строительству социализма перешли 11 государств (Албания, Болгария, Восточная Германия, Венгрия, Чехословакия, Польша, Румыния,, Югославия, Китай, Корейская Народно-Демократическая Республика, Вьетнам). В 1944 г. возникает Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ) социалистических государств, к которому в 1962 г. присоединилась Монголия, в 1972 г. – Куба. Война в Корее(\1950-1953 гг., кубинские события 1961 г., вьетнамская война (1964-1973 гг.)) подтвердили силу социалистической системы.

На Х1Х Съезде в 1952 г. ВКП\б\ была переименована в КПСС. Под руководством партии к середине 50-х гг. СССР прочно удерживал второе место в мире по промышленному производству и продолжал наращивать темпы развития. С 1952 г. вводится обязательное 7-летнее образование. В Ш Программе партии, принятой на ХХП Съезде КПСС в 1961 г., уже говорилось «о полной и окончательной победе социализма в СССР» и ставилась задача построения коммунизма к 1980 гг. Первая зрелость раннего социализма к этому моменту достигает своего пика.

В конце 60-70-е гг. начинается новый этап послевоенной истории. Капитализм постепенно начинает переход в свою глобальную, информационную стадию. Советский Союз вступает в период так называемого «развитого социализма». В конце 70-х гг. заметно улучшилось материальное положение людей. Так, среднедушевое потребление мяса увеличилось до 60 кг. в год. Общий объем питания в СССР и соцстранах, по данным ООН, составил 106 единиц протеина на человека, а в развитых капиталистических странах – 102,6 кг. Наступил период, когда надо было выдержать испытание достатком, Этого ранний социализм не выдержал.

Вторая стадия зрелости раннего социализма совпала с необходимостью перестройки всего хозяйственного механизма в стране, чтобы усилить экономические стимулы, рыночные методы хозяйствования. Однако перестройка, начавшаяся с лозунга об ускорении развития и лозунга «больше демократии – больше социализма!» обернулась «катастройкой» \А.Зиновьев/. «Новое политическое мышление» М.Горбачева, апеллировавшего к общечеловеческим ценностям, рынку, плюрализму, открытости миру, с 1987 г. постепенно вырождается в коренную переделку общественного строя.

Жизнь требовала перемен, однако старые кадры партии и государства не знали и не могли допустить такого отхода от советской системы, чтобы в определенной степени разрешить частную собственность. Молодые же кадры не знали другой практики, кроме той, что можно было наблюдать в западных капиталистических странах. Горбачев, как в свое время Наполеон первый по отношению к Французской революции, начал лавировать, заигрывая и с одними и другими, запутываясь сам и запутывая ситуацию. Не обошлось в этих условиях и без прямого предательства и продажи государственных интересов. Жесткая модель раннего социализма не выдержала испытания

новыми условиями перехода человеческого общества к глобальному миру. Ранний социализм был сломлен, СССР распался, многим показалось, что с социализмом покончено. На самом же деле отказ от социализма принес трагедий еще больше, чем во всю предыдущую советскую историю. На карту было поставлено выживание самого российского государства.

Если отмена 6 статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС в обществе на Ш Съезде народных депутатов СССР в 1990 г., провал консервативного ГКЧП в августе 1991 г. и запрет КПСС вызывали народную эйфорию, то обвальная гайдаровско-чубайсовская приватизация в первой половине 90-х гг. за какие-то 3-4 года сменила эйфорию на глубокое разочарование. Первые плоды отката к дикому капитализму оказались горькими для многих слоев общества. Общество почувствовало себя обманутым. Со второй половины 90-х годов возник пояс красных регионов, куда вошла и Воронежская область. Дефолт 1998 г. ускорил досрочный уход от власти Б.Ельцина. Первый этап буржуазной Реставрации в стране был завершен.

В 2000 г. финансово-бюрократическая верхушка приводит к власти В.путина. Он ликвидирует государственный долг страны, но углубляет либерализацию экономики вплоть до продажи земли. Возвращает мелодию гимна Советского Союза, но утверждает герб с царскими орлами. Говорит о государственном патриотизме, но переводит даже жилищно-коммунальное хозяйство на частные рельсы. Осуществляет процесс воссоздания союзного государства, но увеличивает цены на газ и нефть для Белоруссии и в обход братских республик протягивает нитки газопроводов на Север и Юг. Одновременно разворачивается критика либеральных, оранжевых 90-х годов и активно строится капитализм по-российски. Выдавливаются из парламента правые партии – СПС и Яблоко -, но начинает господствовать право-центристкая Единая Россия. От этого двойственность и лицемерие проводимой политики только нарастают. Федеральные выборы депутатов ГосДумы в декабре 2011 г. и Президента в марте 2012 г. дали, по оценке КПРФ, нелегитимные результаты. Как и после выборов в 1996 г. страна вновь оказалась накануне коренных изменений. Кризис 2008-2009 гг., сменившийся рецессией, явно обнажил неразрешимые проблемы России в рамках проводимого в стране социально-экономического курса. Второй этап буржуазной Реставрации вступил в свою завершающую стадию. Впереди у России только две перспективы – выдавливание на историческую обочину последней правой партии и либо прямое возрождение советской системы, либо постсоветская бонапартистская модель типа нынешней белорусской, где доминирует президент, постепенно все больше разворачивающий страну влево.

Таким образом, гибель СССР стала крайне болезненным переходом нашего общества через временную буржуазную Реставрацию к социализму зрелому, развивающемуся на своих собственных основах, а не решающих несвойственные ему досоциалистические задачи, вроде индустриализации, коллективизации и культурной революции. Этот печальный исторический

опыт несет в себе, однако, зерно исторической мудрости миллионов россиян на своем опыте почувствовавших необратимость исторического прогресса и невозможность движения вспять к индивидуалистическому образу жизни.

6. Мир готовится стать коммунистическим

Когда-то наши отцы и деды мечтали догнать и перегнать проклятых империалистов. Когда же в 90-е гг. началась Реставрация, многим показалось, что с социализмом покончено навсегда. На самом деле все совершенно по-другому.

Капитализм вступил ныне в новую и последнюю, глобальную стадию своего развития. Временное поражение социализма в СССР на стыке империализма и глобализма, сопровождалось, тем не менее, столь глубокими потрясениями капиталистического общества, что мы вправе говорить о начале нового исторического этапа в развитии социалистических революций - этапа революций эпохи глобального капитализма. В глобальном капитализме появляются новые слабые звенья, в которых рождаются невиданные раньше социалистические опыты.

Прежде всего, на наших глазах роль мирового лидера, бывшая до сих пор у ведущих капиталистических держав \Италия,Голландия, Англия, США\, переходит к государству, управляемому коммунистической партией. Китайская Народная Республика готовится к 1917-1920 гг. стать мировым лидером по валовому экономическому продукту. На этой же основе возникают международные союзы государств, противостоящих мировому глобализму, и, в первую очередь, БРИКС, объединяющая Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южноафриканскую Республику. Не за горами установление таких экономических и политических стандартов международной жизни, которые будут задаваться не США и подконтрольными им международными организациями, а странами социалистической и общедемократической ориентации.

Второй особенностью современного революционного процесса стало то, что Латинская Америка стала новым центром мирового революционного процесса. Революционные преобразования в Венесуэле, Боливии, Никарагуа, Чили и других странах Латинской Америки, где к власти в последнее время пришли левые правительства, берущие пример с социалистической Кубы, придали социализму поистине глобальный характер. Оба полушария Земли шагнули в социализм, демонстрируя нежелание миллионов трудящихся мириться с империализмом.

Латинская Америка стала революционным центром неслучайно. Глобальный капитал, относясь к странам Латинской Америки как, к изгоям, что резко высветили последние мировые кризисы, толкнул эти государства на путь социалистических перемен.

По мере того, как государства посткапиталистического развития начнут доминировать в мире, начнется этап поздних социалистических революций в среднеразвитых и развитых странах мира. Уже сегодня события в Греции,

Португалии, Испании, Италии дают явственные намеки на будущие перемены.

Скорее всего, эти события совпадут с окончанием буржуазной реставрации в России, восстановлением союзного государства в пределах бывшего Союза. Так что, современное общество находится накануне еще более потрясающих мир перемен, чем даже Октябрьская революция. Прошедший недавно в Москве ХУ Съезд Коммунистической партии Российской федерации дал почувствовать человечеству дыхание надвигающихся в России и мире перемен.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нельзя строить новое неантагонистическое общество, не понимая закономерностей развития общества как такового. Ранний социализм в Советском Союзе погиб, в том числе, и потому, что его идеологи, не говоря уже о рядовых гражданах, стали путать основы марксизма с откровенно либерально-буржуазным мировоззрением. Новые строители коммунизма в России, новое поколение революционеров должно приобщиться к настоящему марксизму начала ХХ1 века. Если молодые читатели даже не столько поняли все изложенное, сколько почувствовали, что в обществе происходит нечто глубокое и историческое, первооткрывателем чего стали Карл Маркс и Фридрих Энгельс, и что на практике гениально реализовал и углубил Владимир Ильич Ленин, мы можем считать свою задачу выполненной.

Родившись из трех теоретических источников – классической буржуазной философии, политэкономии и утопического коммунизма, - марксизм и сегодня есть органическое единство философской, экономической и политологической частей. В каждой из них марксизм совершил научную революцию. Он сделал материализм диалектическим, он раскрыл тайну прибавочной стоимости, он обнаружил классовую природу сякого государства и впервые открыто заявил о диктатуре пролетариата как классовом государстве, стремящемся к отмиранию государства и классов.

Сегодня речь должна идти о новой исторической форме марксизма после марксовского и ленинского этапов развития. Соответственно условиям глобального общества современный марксизм призван придать материализму более глубокую форму, раскрыть природу глобализма как нового и последнего исторического этапа капитализма и показать перспективы современного революционного процесса. Такой процесс уже начался, и он набирает силу.

Но марксизм – это не оторванная т жизни теория. Марксистом может быть лишь тот, кто на практике занимается делом коммунистического преобразования. Овладеть основами современного марксизма можно лишь при условии активного включения в революционный процесс. Поэтому успехов вам, дорогие друзья, в великом деле строительства коммунизма!

 

Share/Save/Bookmark
 
 

поиск

Опрос

Что для вас означает Великая Октябрьская социалистическая революция?
 
Применим ли опыт Октября 1917 года в современных условиях?
 

Гостей на сайте

Сейчас на сайте находятся:
 651 гостей на сайте

статистика

Просмотрено статей : 2780402




Введите Ваш E-mail:

Rambler's Top100