КПРФ


PDF Печать E-mail

2015-06-17 Наш земляк – защитник Севастополя


 

zashhitnik-SevastopolyaШёл второй год Великой Отечественной войны. Восьмой месяц сводный пограничный 456-й стрелковый полк НКВД под командованием нашего земляка подполковника Герасима Архиповича Рубцова держал оборону в районе Севастополя. Немцы упрямо рвались к городу именно на этом участке фронта, рассчитывая оседлать дорогу, ведущую в Севастополь. Силы были неравными: против батальона Рубцова немецкий полк. Под непрерывным свинцовым дождём пограничники вжимались в родную землю, но не покидали позиций 8 месяцев. Да разве это была земля? Камень, не поддающийся ни лопате, ни кирке. Чтобы вырыть окоп, один боец со связкой противотанковых гранат отползал в сторону и расстреливал их из винтовки, а затем броском спешил занять образовавшуюся воронку. Рядом находился исторический памятник – старинная Генуэзская крепость. Фашисты ежедневно выпускали по ней десятки крупнокалиберных снарядов, но разрушить не смогли. На её башне пограничники водрузили красное знамя с надписью «Смерть немецким оккупантам!», что ещё больше злило фашистов.

Утром 30 июня 1942 года Совинформбюро сообщало: «Пехотинцы подразделения Рубцова отбили десятки атак превосходящих сил противника и уничтожили до 2 полков немецкой пехоты, 11 танков и сбили 2 бомбардировщика». 240 дней стояли насмерть советские воины, пока немцы не прорвались в район Чоргунь-Шули. Но удержать Севастополь уже не было сил. Наши войска организованно отходили к Херсону.

Под личную ответственность Г.А. Рубцова Военный совет разрешил пограничникам продолжать сопротивление и не оставлять позиций, прикрывая отход наших войск. С боями, унося с собой раненых, защитники прорывались к мысу Фиолент. Отрезанный от наших частей и партизан, подполковник Рубцов организовал оборону в камнях по берегу. Наконец-то удалось наладить связь со штабом армии, но из Херсона пришёл ответ: катера не могут подойти, т.к. весь район с берега и с самолётов простреливают фашисты. Стало ясно, что нужно любым способом пробиваться в Казачью бухту.

Ночью по крутым тропинкам и отвесным скалам пошли пограничники на врага. Страшной была эта ночная схватка. В бою был тяжело ранен Г.А. Рубцов, и бойцы вынесли его с поля боя, укрыв в пещере. У пограничников не хватало снарядов, не было продовольствия и пили они солёную морскую воду. Но ещё несколько дней во главе с нашим земляком продолжала сражаться группа воинов.

Читать полностью
 
PDF Печать E-mail

2015-06-05 Песни изувеченных войной


 

Мы во время войны жили в Туркмении. Горе не обошло ни один дом в нашем городе. Под Смоленском и Ельней погибли два брата матери, при форсировании Днепра и Березины – брат и племянник отца. И наконец – долгожданная Победа! Но никогда не забуду, как из госпиталей выписывались фронтовики. Некоторые без обеих рук и ног, слепые, с изуродованными обожжёнными лицами парни. Они не возвращались домой, где их ждали матери и невесты, а оставались здесь, навсегда зачислив себя в «без вести пропавшие», зарабатывали на хлеб и водку своими рвущими душу песнями.

Вспоминаю морских пехотинцев. Один без рук и ног, другой – без ног, с трофейным аккордеоном красного цвета. Оба на деревянных платформочках на подшипниковом ходу, в тельняшках и бескозырках. Перед ними стоял солдатский котелок для подаяния.

Я и сейчас слышу стук монет о днище котелка, их песни, и вижу сосредоточенные лица ребят, ставших стариками-инвалидами в двадцать лет, – Саши из уральского посёлка и сибиряка Андрея. Их в городе знали, но где они жили – не знал никто. Вечерами после уличного концерта их иногда видели спящими прямо у пивной. Их тележки стояли вплотную друг к другу. Андрей обнимал одной рукой обрубок тела боевого товарища, другой рукой – аккордеон.

Читать полностью
 
PDF Печать E-mail

2015-05-28 Таловские танки


 

talovskie-tanki-1

Говоря о вкладе таловцев в Великую Победу, чаще всего упоминают о трех фактах: о числе наших земляков, ушедших на фронт и погибших в горниле войны, о десяти Героях Советского Союза, прославивших своими ратными подвигами нашу малую родину, а также о том, что именно таловцы стали инициаторами сбора средств на строительство танковой колонны «Воронежский колхозник». И если конкретики в первых двух случаях достаточно, то информация о третьем факте весьма скудна. Ее «разбавляет» только дата зарождения почина – ноябрь 1942-го – и количество собранных таловцами средств: 300 тысяч рублей. Причем, черпаются эти сведения из одного источника – номера газеты «Правда» от 01.01.01 года. Вот то немногое, что знают, наверное, все ныне живущие. Хотя потомкам тех, чьи рубли и копейки, заработанные тяжелейших крестьянским трудом военных лет, складываясь, превращались в самые эффективные танки Второй мировой войны, наверное, следует знать судьбу самих боевых машин, а также тех, кто вел их в бой.

Приснопамятный «колхозник»

Сам термин «танковая колонна» возник с легкой руки заводских отправителей эшелонов. Он изначально означал эшелон в 40-45 танков типа Т-34 и 20-22 танка типа КВ. На большее мощности локомотивов тогда не хватало. Кроме того, не выдерживало железнодорожное полотно – оно расползалось под тяжестью составов. Термин укоренился и стал использоваться даже в материалах Ставки ВГК.

Танковая колонна не являлась боевой или тактической единицей. Их различают по надписям о принадлежности к «именным» сериям, купленным на средства, собранные разными группами населения. Наиболее известной из них, пожалуй, является колонна «Дмитрий Донской», построенная по инициативе РПЦ. «Воронежский колхозник» может конкурировать с ней по степени цитируемости в различного рода краеведческой литературе. Однако ни та, ни другая не были первыми в истории той войны.

Читать полностью
 
PDF Печать E-mail

2015-05-25 Слово об отце


 

Для меня события Великой Отечественной войны с детства были близки благодаря воспоминаниям моего отца-фронтовика Веретина Виктора Ивановича, 1925 года рождения, уроженца села Моховое Аннинского района. В августе 1941 года комсомольцев 1925-1926 годов рождения посылали на строительство укреплений под Смоленском, затем на торфоразработки. В их числе был и мой отец. В ноябре 1942 года его призвали в армию, и первый бой он принял в черте Сталинграда. Затем участвовал в боевых действиях на Украине (Саур-могила, Макеевка, Горловка – места, где 70 лет спустя ополчение Донецкой народной республики дало отпор бандеронацистам). Отца послали на курсы младших лейтенантов, и 23 февраля 1944 года он стал офицером. Вскоре младшего лейтенанта назначили командиром пулемётной роты. В апреле 1944 года ему довелось в ледяной воде форсировать озеро Сиваш. Позже часть, в которой он служил, перебросили в район г. Жлобино. Там шла подготовка к знаменитой операции «Багратион» по освобождению Белоруссии. В болотах, вручную укладывали брёвна шестиметровой длины для переброски техники.

Началось наступление наших войск. На второй день пуля попала в голову отца. Последовала сложнейшая операция. Рука и нога не слушались. С большим трудом отец написал из госпиталя письмо родителям: «Жив, в Ростове…» Он стал нестроевым, но через полгода его снова призвали в армию. 22 мая его часть, располагавшаяся в Нарофоминске, была поднята по тревоге и получила команду погружаться в эшелоны, которые шли на Дальний Восток.

Читать полностью
 
PDF Печать E-mail

2015-05-21 Детские годы в оккупации


 

deti-vojny

Родилась я 10 августа 1935 года в селе Кочетовка Хохольского района. Мама умерла в 1939 году, отец, когда началась война, ушёл на фронт. Я осталась с бабушкой и дедушкой в селе, в семье из 8 человек. Помню очень ярко, как в село въехали немцы на мотоциклах. Дети побежали смотреть, но меня моя тётя не пустила. Мы жили на улице Оторванка. Немцы заняли её под склад боеприпасов, все огороды были заполнены ящиками со снарядами. Сами заселились в наши дома, а нас выгнали.

Мы жили в сарае. Наша хата – пятистенка – двухкомнатная. Здесь поселились офицеры. В дальней комнате – офицер старший, а остальные – в передней комнате, на двухъярусных нарах. Детям (мне с двоюродным братом) разрешили спать на печке. Однажды днём мы сидели на печке, смотрели из-за занавески на немцев. Было интересно, так как они были в каких-то намордниках (противогазах). Вдруг что-то звякнуло, и воздух наполнился ядовитым газом. Мы стали кашлять, задыхаться, текли слёзы. Я, старшая (7 лет), слезла с печки, а брат (2 года) испугался и забился в угол на печи под тряпки. Вбежала его мама, стала кричать что-то немцам. Бабушка схватила внука и убежала на улицу. А на тётю наставили пистолет, вывели и долго издевались.

Читать полностью
 
«НачалоПредыдущая12345678СледующаяПоследняя»

Страница 2 из 8.
 

поиск

Опрос

Какой из "подарков" власти возмущает Вас больше всего?
 

Гостей на сайте

Сейчас на сайте находятся:
 50 гостей на сайте

статистика

Просмотрено статей : 3502541




Введите Ваш E-mail:

Rambler's Top100